Тема:

Нобелевская неделя 6 месяцев назад

Нобелевские лауреаты: политики и Дон Кихоты

Нобелевские лауреаты: политики и Дон Кихоты

В пятницу Норвежский Нобелевский комитет должен назвать лауреата (или лауреатов) ежегодной премии мира.

Споры вокруг обоснованности выбора той или иной кандидатуры не угасают, отмечает "Независимая газета" . В решениях Нобелевского комитета часто усматривается политический подтекст. Китаю, например, насолили в 1989 году за Тяньаньмэнь, выбрав в лауреаты Далай-ламу XIV. А режиму Мьянмы два года спустя "подарили" Аунг Сан Су Чжи. И теперь эта очаровательная оппозиционерша стала реально влиять на ситуацию в одном из самых одиозных государств мира.

О таких фигурах, как Генри Киссинджер или Ясир Арафат, и говорить не приходится. Их награждали "не по совокупности", а за конкретные политические акции (решения), которые на каком-то отрезке времени позволяли достичь мира. В определенные исторические моменты, когда военно-политические расклады достигали тупика, эти политики делали то, что вынуждены были делать.

Звание лауреата Нобелевской премии мира дается пожизненно, оно, согласно утвержденному статусу, не может быть у кого-то отобрано. То есть его обладатель, по идее, должен быть настолько политически непорочен, что всей суммой своих деяний не должен давать повода для дискредитации самого института Нобелевской премии. Иными словами, любые "политические решения" чреваты неприятными последствиями. Вот почему среди вероятных претендентов в миротворцы года (из выдвинутых 117 индивидуумов и 39 организаций) практически нет действующих политиков.

Кто-то из западников выдвинул на соискание ведущих закоперщиков всемирной антитеррористической кампании - Буша и Блэра. Однако замах их "вихря-антитеррора" (в том числе применительно к Ираку) вызывают большие вопросы у мировой общественности.

Все прежние лауреаты исторически делились на "политических" и как бы бескорыстных Дон Кихотов. Последние борются за торжество ценностей гуманизма не потому, что это соответствует в данный момент каким-то политическим раскладам, а просто в силу своих личных убеждений. Есть, конечно, некие симбиозы: вроде бы и политик, но в то же время гуманист, правозащитник, общественный деятель. Таков лауреат позапрошлого года Ким Дэ Чжун, нынешний президент Южной Кореи. Близок к этому образу генсек ООН Кофи Аннан, лауреат прошлого года. Сейчас они удобные и политкорректные для всех, прежде всего для Запада, фигуры.

Борьба за мир - в ее безусловной разновидности - стала как бы атрибутом "буржуазной роскоши", либерально-демократическим изыском. Либо - если брать другую ее ипостась - она стала пиаровской составной государственной политики, внешним прикидом дипломатии. Этот прикид бывает столь многослойным и чреватым разоблачениями, что Нобелевский комитет не рискнул до сих пор отметить кого-то за урегулирование самых кровопролитных конфликтов последнего десятилетия - в бывшей Югославии и Руанде.