Игумен Пётр (Еремеев): мы перед собой ставили вопрос – для чего необходимы православные светские университеты

фото из семейного архива
фото из семейного архива
фото из семейного архива
фото из семейного архива

До конца каникул чуть меньше месяца. И это время все хотят потратить с толком, сообразно своему пониманию толка. Школьники и их родители стараются не думать о приближающемся 1 сентября, но учителя уже вышли на работу. Преподаватели вузов и ректораты еще не уходили: у них не только разгар поступления, но и разработка генеральных планов и составление различных программ. Например, для олимпиад.

Олимпиады — это интеллектуальные соревнования для школьников. В России они проводятся более 80 лет. Форматов очень много: индивидуальные и командные, очные и заочные, квесты, регаты, карусели, бои. Ежегодно школьникам страны предлагается участие в 700 различных олимпиадах. Это дает им возможность проявить себя, раскрыть таланты и расширить кругозор, определиться с интересами и развить свои способности. Победители получают привилегии при поступлении.

Среди вузов, предлагающих школьникам участие в олимпиаде, – Российский православный университет святого Иоанна Богослова (РПУ). Причем форма интеллектуальных соревнований выбрана одна из самых серьезных — междисциплинарная. Кроме того в этом году РПУ вышел на международный уровень, получив президентский грант на проведение олимпиады по русскому языку, литературе и истории.

О том, для кого предназначены олимпиады светского, но православного университета, о стратегии вуза в преподавании литературы XXI века и осмыслении гуманитарных наук, о перспективах и специфики изучения русского языка в разных странах мы говорим с ректором Российского православного университета святого Иоанна Богослова, игуменом Петром (Еремеевым) и первым проректором РПУ Екатериной Горбуновой.

Екатерина Горбунова: Олимпиаду школьников "В начале было Слово…" Российский православный университет святого Иоанна Богослова начал проводить в 2013 году в рамках большого проекта: на тот момент мы сотрудничали с Фондом просвещения "МЕТА", который поддерживал Общероссийскую олимпиаду школьников по основам православной культуры. Для нас было принципиально, чтобы наша олимпиада проходила по общегуманитарным предметам и в ней могли участвовать школьники не только из православных общеобразовательных заведений, но преимущественно из светских школ. И чтобы вследствие развития нашего проекта (а мы уже тогда думали о развитии) мы могли бы включить его в различные государственные перечни. Чтобы помимо знаний и просвещения ребята могли получить пользу в виде льгот при поступлении. Такие бонусы сегодня дают мероприятия, реализуемые в основном государственными вузами.

- И сразу междисциплинарную? Это важно, потому что я впервые слышу, что кроме Олимпиады имени В.И. Вернадского по истории и обществознанию есть и другие гуманитарные междисциплинарные соревнования. Конечно, кроме олимпиад конвергентного образования инженерно-технической направленности.

Екатерина Горбунова: Мы сразу задумали междисциплинарную по трем предметам: русский язык, литература и история. И изначально концептуально решили, что она будет соответствовать школьной программе 8-11 классов. Первые два года проводили в нашем регионе – в Москве и Московской области. В 2014 году включили дополнительные предметы – обществознание, с 2015-го расширили географию проекта на другие регионы России (в этом году мы охватили уже 68). Помимо школьной программы мы пытались соотнести задания с произведениями или отрывками из текстов, где прослеживалась связь с православной культурой. Чтобы, готовясь к олимпиаде, ее участники могли познакомиться с литературой, которой нет в школьной программе. Здесь не было цели что-то навязывать, мы ставили задачу расширения кругозора ребят.

- Можете привести пример, что с точки зрения экспертной комиссии РПУ уместно было бы прочесть школьнику, чтобы его работа была принята и оценена?

Екатерина Горбунова: Мы принимаем и оцениваем все работы участников. Но у нас есть определенные требования к содержанию олимпиадных заданий. И те, кто их разрабатывает, должны осознавать, что помимо школьной программы и рекомендованных учебников они должны учитывать, например, те произведения русской литературы, где просматриваются мировоззренческие аспекты. Даже если эти произведения не включены в обязательную программу. Все-таки олимпиада подразумевает, что ребенок знает сверх того, что он изучает в классе. Что готовясь к олимпиаде он расширит свой кругозор и познакомится с произведениями или с авторами, с которыми ранее не был знаком. Этот скрытый смысл мы всегда просим учитывать разработчиков. А дальше они уже выстраивают понятную систему критериев оценки выполненных заданий.

Учитывая, что мы давно вышли за пределы московского региона, сейчас это дает нам возможность привлекать для развития проекта различные фонды. С 2016 года мы стали подавать заявки на включение нашей олимпиады в основные государственные перечни, такие как Перечень олимпиад школьников и их уровней Российского совета олимпиад школьников, дающий льготы при поступлении, а также Перечень олимпиад и иных интеллектуальных конкурсов, формируемый Министерством просвещения РФ, позволяющий ребятам после поступления в вуз претендовать на гранты президента РФ.

Игумен Пётр: В 2019-2020 учебном году олимпиада вошла во все вышеперечисленные перечни, на следующий учебный год поданы соответствующие заявки. И, если школьник становится призером или победителем нашей олимпиады, в дальнейшем, поступив в вуз на бюджет, он получает право участвовать в конкурсе на получение стипендии президента Российской Федерации. Таким образом, помимо победы, помимо участия, образовательного аспекта и тренировки перед ЕГЭ, у него появляется дополнительная мотивация для получения новых знаний. Он понимает, что, став победителем, будет иметь дополнительные баллы при поступлении, а также бонусы во время обучения. Конечно, все эти факторы влияют на выбор мероприятия интеллектуального характера, в котором школьник планирует свое участие, а также очень важны для его школы, так как это формирует в том числе ее рейтинг.

Для получения обратной связи от участников, мы ежегодно проводим среди них анонимный опрос, который показывает, что в нашей олимпиаде им нравится большое количество творческих заданий, где можно показать не только уровень школьных знаний, но и кругозор, знание языка, развитие мысли. То есть помимо интеллектуального, мероприятие включает еще и творческий аспект. Думаю, поэтому 80 процентов ребят, начавших в 8 классе участвовать в нашей олимпиаде, остаются с нами до 11 класса. Получается, мы растим "своих" школьников. У нас уже есть школы (особенно в регионах), которые стали базовыми региональными площадками, сегодня они сами привлекают ребят к участию и проводят очные заключительные этапы в своем регионе. Ну и, конечно, мы стараемся каждый год увеличивать аудиторию, привлекая новых школьников. А в этом году хотим расширить нашу олимпиаду на несколько зарубежных регионов.

- До заграницы мы еще доберемся. А пока — вы сказали про фонды. Зачем Университету нужны фонды?

Екатерина Горбунова: Олимпиада – мероприятие, требующее помимо эмоциональных и интеллектуальных еще и немалых финансовых затрат. Разработка заданий – очень трудоемкий процесс. Это серьезная работа, к которой мы привлекаем высококвалифицированных специалистов, способных сделать ее на таком высоком уровне, чтобы мы могли участвовать в конкурсах на включение в государственные перечни, соответствовать их требованиям. И мы эту работу, конечно, оплачиваем. Но есть еще один очень важный аспект. Мы обязательно проводим церемонию награждения и закрытия олимпиады, в том числе совмещая ее с днем открытых дверей. Сейчас, чтобы уменьшить финансовую составляющую, многие наши коллеги этого не делают. Школьники видят себя в перечне победителей, получают на электронную почту электронный диплом, распечатывают его и идут с ним в вуз. Для нас, повторю, церемония закрытия очень важна. Особенно для ребят из регионов. Поэтому мы стараемся найти ресурсы, чтобы привезти их в столицу. Для многих это первая в жизни возможность полететь на самолете, побывать в Москве. Например, у нас есть очень интересная площадка на базе гимназии-интерната для девочек в городе Ачинске Красноярского края, ученицы которого участвуют в олимпиаде ежегодно и часто становятся победителями. И для них приезд в Москву – важное событие. Это не только оценка их знаний, но и вклад в их личностное развитие. Для своих гостей мы готовим культурную программу, и это тоже определенные затраты. Стараемся обеспечить небольшой призовой фонд.

- Есть у вас статистика, какое число победивших в вашей олимпиаде поступает потом в РПУ?

Екатерина Горбунова: Очень немного.

- Хотите сказать, что победители — ваши, а поступают не к вам?

Екатерина Горбунова: Конечно, для любого вуза нормально проводить мероприятия ради абитуриентов. Некоторые наши партнеры иногда делают акцент на этом — "понятно, вы их привозите, чтобы показать ваш университет". Мы действительно показываем школьникам наш университет, знакомим с преподавателями, реализуемыми проектами, но это никак не отражается на их олимпиадных результатах, мы никого не заставляем к нам поступать. Я вам так скажу, на сегодняшний день ребята, участвующие в интеллектуальных мероприятиях из перечней, ориентированы на вузы топ-10, и на те направления подготовки, которые мы пока не открыли, и полученные льготы они стараются применить именно там. И их желание можно понять.

- Тогда вопрос. Понятно, что дает олимпиада школьникам. Понятно, что дает школам, особенно региональным. Особенно тем, чьи ученики получают первые места. А зачем это вашему вузу? Где вы спрятали собственные плюшки?

Екатерина Горбунова: Мы исходим из того понимания, что просветительский проект не должен приносить выгоду. Может, это и странно звучит, но еще в 2013 году, думая о линейке просветительских мероприятий, которые мы можем реализовывать на базе университета, используя наш педагогический коллектив, реализуемые направления подготовки и имеющийся опыт, мы для себя решили, что хотим делиться своими знаниями не только со своими студентами, которые и так будут погружены в образовательную и внеучебную жизнь вуза на протяжении нескольких лет, но и со школьниками, которым еще только предстоит определиться с выбором жизненного пути. Посредством привлечения учащихся общеобразовательных организаций к проектам университета мы хотим повлиять на содержание получаемого ими образования и надеемся, что школьник, принявший участие в нашей олимпиаде, став чьим-то абитуриентом, достанется вузу (может, и не нашему) с теми базовыми знаниями и мировоззренческим аспектом, которые мы формируем. И если говорить о возможных формах таких университетских проектов и мероприятий, мы считаем, что олимпиада – наиболее подходящий механизм для этой работы.

Игумен Пётр: Когда 10 лет назад мы стали прорабатывать модель высшего православного, но при этом светского образования, в текущих условиях по всей стране уже успешно действовали богословские или теологические факультеты и кафедры в ведущих светских высших учебных заведениях. И мы перед собой ставили вопрос: для чего именно в Москве и в стране необходимы православные светские университеты, дающие светское образование в атмосфере, в среде христианского сообщества. Ведь если в начале 1990-х годов любые православные образовательные программы воспринимались как нечто новое, как свежий ветер в сфере образования и априори вызывали интерес, к 2010 году акценты изменились. Ситуация в целом изменилась.

Может, наши коллеги в сходных учебных заведениях по-другому решают дилемму необходимости, востребованности, целесообразности такой работы, а мы рассматриваем свои образовательные проекты как междисциплинарные. Мы рассматриваем христианский образовательный блок как включение во все реализуемые светские программы, он помогает более широко и полно понимать каждый предмет. Изучая юриспруденцию на бакалавриате и в магистратуре, мы неизменно обращаемся к церковному праву, к аспектам развития права в древнем мире и в христианскую эпоху. Когда на факультете психологии наши студенты изучают собственно психологию, мы не можем обойти тему понимания души в разных мировых религиях. То же касается и социальной работы, изучения истории, подготовки журналистов. Иначе говоря, наша дополнительная образовательная компонента расширяет у студента восприятие изучаемого им предмета. Православное знание, теология или религиоведение – это всегда содержательные междисциплинарные вопросы, связывающие разные светские дисциплины.

Создавая олимпиаду школьников, мы исходили из этого же принципа. Тем более, что олимпиада с дисциплинарным профилем по основам православной культуры (ОПК) уже существовала. Нам очень нравится опыт коллег в Православном Свято-Тихоновском государственном университете (ПСТГУ), который, будучи лидером в этом сегменте, на тот момент уже обеспечивал олимпиаду по ОПК для системы школьного образования.

Наш опыт внутривузовской работы показал, как важно сегодня в вузе и в общем образовании обозначить такие междисциплинарные связи, которые позволили бы нам соединить обычные школьные предметы с тем базовым православным мировоззрением, в котором мы рождаемся и вырастаем. Нам это интересно. Интересно взять опыт истории церкви, теологической мысли и религиозной философии и связать ими подходящие гуманитарные дисциплины. Мы решили и, надеюсь, смогли перевести этот опыт на уровень школьного общего образования. И с первого года реализации олимпиады стало ясно, что именно такой подход интересен детям, ищущим точки пересечения истории, литературы, обществознания, русского языка и христианского мировоззрения.

Мы рады, если к нам поступают. Но, как правильно сказала Екатерина, это не цель нашей олимпиады. Скорее мы заняты наработкой модели непрерывного ценностно-ориентированного образования. Мы уже работаем с людьми зрелого возраста, думаем над тематикой дошкольного образования. То есть нащупываем тонкую, но очевидную связь от азов воспитания детей до образования в зрелом возрасте.

- С междисциплинарной олимпиадой РПУ выходит на международный уровень. Сразу несколько вопросов — когда и где состоятся первые "состязания"? И еще из предыдущего разговора логично вытекает вопрос: мы прекрасно понимаем, что дает участие (и победа) в олимпиаде нашим школьникам, а зачем это надо иностранцам?

Екатерина Горбунова: В этом году мы планируем провести олимпиаду в пяти зарубежных странах: Республика Болгария, Сербия, Словакия, Австрия и Германия. Не скажу, что выбор случайный. В рамках пилотного проекта в указанные страны выходим пока только с олимпиадой по русскому языку, но при подготовке заданий постараемся учесть некоторые аспекты российской истории и культуры. Сразу скажу, что мы планируем работать не со школами при посольствах, где учатся русские дети, а с иностранными школами, которые обучают ребят по программе страны проживания. Возможно, среди школьников окажутся наши соотечественники, но для них русский язык все равно является не основным, а вторым или третьим языком по выбору, соответственно и они его изучают как иностранный.

- Вы готовите отдельную программу или дадите им те же задания, что и российским школьникам?

Екатерина Горбунова: Мы хотим попробовать через специально для них разработанные олимпиадные задания привить им интерес к изучению русского языка не как очередного предмета в рамках школьной программы, а как возможности узнать основы русской истории и культуры. Учитывая, что у них нет таких предметов, как история или культурология, в своих заданиях мы постараемся учесть междисциплинарный аспект. Надеемся, что у нас будет возможность найти партнеров и проработать этот вопрос на уровне местных органов исполнительной власти в сфере образования и с представителями российских культурных центров, а также с представительствами Россотрудничества, которое на сегодняшний день ведет большую просветительскую работу во многих странах. Полученный опыт позволит нам в дальнейшем расширяться и в другие регионы. А еще в наши планы входит начать работать с учителями русского языка иностранных школ.

Параллельно с проведением самой олимпиады мы еще разрабатываем и реализуем авторские образовательные программы. Например, в процессе подготовки к олимпиаде по литературе коллеги начали вникать в современную школьную программу и поняли, что изучение русской литературы, к сожалению, завершается для школьников XX веком. Литература XXI века на сегодняшний день практически не изучается, только очень отдельные аспекты. Как показали проводимые нашими специалистами открытые лекции и обучающие мероприятия, современные школьники очень интересуются современной литературой. Для них она интересна, они знают и читают произведения Виктора Пелевина, Евгения Водолазкина и других современных авторов. Школьным учителям эта тема тоже очень важна, но для ее изучения не проводятся курсы повышения квалификации. У нас в университете есть кафедра филологии и журналистики, где в том числе работают специалисты, которые занимаются русской литературой данного периода. Ими же на кафедре разработаны две авторские образовательные программы "Литература XXI века: мифы и реальность" для школьников и "Литература XXI века: проблема выбора персоналий" для учителей в формате повышения квалификации. Данные программы очень востребованы, но пока мы их не масштабируем, проводим только на площадках своих партнеров по jлимпиаде и в основном в регионах. В этом году хотим попробовать провести повышение квалификации на площадках в зарубежных странах для учителей русского языка иностранных школ.

Отборочный этап (как и в олимпиаде в регионах России) будет дистанционным, а на очный несколько членов нашего оргкомитета будут выезжать в страну проведения. В группу также включено несколько лекторов, которые будут проводить открытые мероприятия для получения обратной связи, а также реализовывать образовательные программы, о которых я уже сказала, для школьников и учителей.

- Однажды я читала диплом выпускницы университета в Падуе, изучавшей гуманитарные науки и выбравшей написание диплома на русском — это больше ценилось. Она попросила быстро просмотреть на предмет ошибок. Быстро не удалось: в ее работе не было ни одного правильно написанного предложения. Ни одного. Мне пришлось полностью переписать ее диплом. Это я к тому, что у меня нет иллюзий по поводу того как во всем мире (и в России тоже) учат второй язык. Уровень так себе.

Екатерина Горбунова: Он разный, так скажем.

- Разный. Но, в основном, повторю, так себе. Второй язык вообще крайне сложно выучить, чтобы он был как родной. Тем более русский. Я веду вот к чему: вы собираетесь проводить олимпиаду, что подразумевает хотя бы минимальное знание русского языка. Где вы найдете детей, которые знают русский на уровень олимпиады?

Екатерина Горбунова: Расскажем вам об этом в следующем интервью. Мы уже знаем эти места.

- Подожду. Мне правда интересно. Я знаю смешанные семьи. Для детей в них, если они не живут подолгу в России, русский не второй, а третий язык. Они совсем плохо говорят на нем. Пишут еще хуже. Что касается Сербии и Болгарии — это когда приезжаешь отдыхать кажется, что у нас похожие языки. Ничего похожего.

Екатерина Горбунова: Мы не рассчитываем на похожесть языков. Предполагая работать в зарубежных странах, мы, естественно, провели ряд консультаций с коллегами, в том числе из Россотрудничества, которое на сегодняшний день имеет там ряд своих представительств и ведет системную работу для популяризации русского языка и русской культуры. У нас сейчас нет точного списка этих детей, но прорабатывая заявку на грант, мы предполагали, о каких школах речь, и мы представляем, с кем будем работать.

- Это хорошо. Потому что, получая грант, вы принимаете на себя определенные обязательства, и вам придется за их выполнение отчитываться.

Екатерина Горбунова: По ходу реализации проекта будем делиться своим опытом. Надеюсь, положительным. Мы, конечно, не первопроходцы. На сегодняшний день для популяризации русского языка делается очень многое. Есть русские культурные центры с определенной инфраструктурой, на их базе проводятся и курсы повышения квалификации и олимпиады по русскому языку (по крайней мере раньше проводил Институт русского языка имени А.С.Пушкина). Наработки есть. Они немного отличаются от того, что планируем сделать мы, тем интереснее мы будем школьникам и нашим партнерам. Надеюсь, нашу инициативу поддержат коллеги в зарубежных странах.

- Вопрос: им зачем это? Для общего развития?

Екатерина Горбунова: В том числе. Мы никогда не работали с другими странами, но наши партнеры, осуществляя такую деятельность говорят, что есть запрос на изучение русской культуры и русского языка, на мероприятия, связанные с Россией.

- Грант — это одноразовая история, обычно он выдается на год.

Екатерина Горбунова: Да, мы его завершаем 31 мая 2021 года.

- Туда входит финансирование поездок, разработка программ. А дальше грант кончится и олимпиады за границей тоже кончатся?

Екатерина Горбунова: Касаемо затрат, тут мы можем опираться на опыт, полученный в регионах России. Первые годы мы выезжали в регионы, чтобы выстроить партнерские связи. Сегодня члены оргкомитета этого не делают, потому что в большинстве регионов у нас появились площадки, работающие автономно, и это уже не требует денег. Появились люди, которые на базе своих организаций с радостью принимают школьников. Они разделяют цели нашего проекта, помогают в его организации. Поэтому затраты на поездки уменьшаются, как только возникают партнерские связи и единомышленники. Надеемся, что после поездок этого года выстроятся партнеры и в зарубежных странах, и часть мероприятий в дальнейшем будет осуществляться организаторами на местах. Что касается разработки заданий, мы ежегодно ищем дополнительное финансирование на них. С получением гранта этот поиск не прекращается. Поэтому мы предполагаем, что грант даст нам возможность выстроить определенную инфраструктуру за рубежом, найти партнеров и с ними системно работать, а понимание проектной группой особенностей работы с иностранными школьниками поможет нам впоследствии расшириться в другие страны.

- Насколько мне известно, гранты не просто так дают. Нужно интересное, яркое и правильное обоснование. Тем более президентский грант. Что прозвучало в вашем проекте?

Игумен Пётр: Мы не впервые получаем президентский грант на олимпиаду. Два года назад мы просили денег на развитие проекта в России, на возможность попасть в регионы, которые нам были недоступны. Фонд нас поддержал, потому что в обосновании были междисциплинарность и уникальность предлагаемых мероприятий. Сейчас процесс стал для нас понятным, отлаженным. С тем охватом, который мы планировали. В этом году мы подали заявку на проект, который называется "Олимпиада школьников "В начале было Слово…" как способ укрепления русского языка и российской культуры за рубежом", основной целью которого является выявление талантливой молодежи и расширение интереса к русскому языку, русской культуре и истории у школьников, обучающихся в зарубежных образовательных организациях. Естественно, олимпиаду в России мы продолжаем и расширяем.

- Вы сказали, что заинтересованы в новых участниках. И это объяснимо: чем шире ваша "зона покрытия", тем интересней. А так как нас будут читать во всех регионах, давайте скажем, как вас искать и когда начинать поиск?

Екатерина Горбунова: Во-первых, школьники, которые интересуются олимпиадным движением, знают, что есть большой информационный ресурс Олимпиада.ру, который собирает всю информацию об интеллектуальных мероприятиях на предстоящий учебный год. И мы, естественно, на нем представлены. Во-вторых, мы ведем очень последовательную и широкую информационную кампанию о нашем проекте. Уже в августе через епархиальные структуры мы начнем рассылать письма в органы управления образованием всех регионов России. Дальше по отработанной схеме они отправят письма в школы, и к сентябрю школьники получат всю информацию о нашем мероприятии с датами, сроками, положениями, регламентами. На сегодняшний день в большинстве школ есть заместитель директора по конкурсам и олимпиадным движениям, потому что, напомню, от участия в олимпиадах зависит в том числе и рейтинг школы. Кроме того, у нас есть свой сайт олимпиады (олимп.рпу.рф) и группа олимпиады в социальных сетях, где в самое ближайшее время появится информация о документах и сроках. Через этот сайт также происходит регистрация участников. И на сайте Российского совета олимпиад школьников, где размещен Перечень всех утвержденных олимпиадных мероприятий, тоже есть на нас ссылка.

Используя эти ресурсы школьник, ориентированный на участие в интеллектуальных мероприятиях, легко выйдет на нас. Если он этого не делает сам, информация к нему дойдет через школу. Что касается Москвы и области, здесь особенная история. На сегодняшний день школы Москвы участвуют в мероприятиях только после того, как информация о них размещается на сайте департамента образования города Москвы в специальном разделе. Поэтому помимо рассылки информация о нашей олимпиаде будет размещена на сайте департамента образования и на сайте министерства образования Московской области. Плюс департамент и министерство образования Московской области также делают рассылку по всем своим подведомственным школам. И через соответствующие синодальные отделы мы делаем информационные рассылки по православным школам и гимназиям.

Регистрация участников в этом году будет проходить с 1 октября по 30 ноября 2020 года на нашем официальном сайте. А отборочный этап начнется уже с 1 декабря.

- А сколько детей участвует? Например, в прошлом году?

Екатерина Горбунова: Ежегодно у нас участвует порядка 7 тысяч школьников.

Игумен Пётр: Мы не будем останавливаться на этой цифре и хотим расширяться.

- Я понимаю, в МГУ другие цифры.

Екатерина Горбунова: Я смотрела статистику по прошлому году РАНХИГСа – 8,5 тысячи школьников участвовали в олимпиаде, учитывая их филиалы и заинтересованность детей в данном учебном заведении. Не думаю, что мы отстаем от наших коллег по Перечню.

- И вы читаете все работы?

Екатерина Горбунова: Ну, конечно. В результате отборочного этапа часть ответов на задания проверяется автоматически, но есть творческое задание, которое мы читаем. В финальный тур, как правило, выходят полторы-две тысячи школьников: по ограничениям Российского совета олимпиад школьников мы не можем выводить в финальный тур больше определенного процента от общего числа участников. Поэтому в финале оказывается порядка двух тысяч человек, и там все их творческие работы читаются жюри и методическими комиссиями.

На протяжении 7 лет я общаюсь с членами жюри и методических комиссий, и еще ни разу мне коллеги не сказали: как нам это надоело! Что это каким-то образом их не устраивает. Что это тот труд, от которого они мечтают избавится. Каждый раз они с огромной радостью отмечают лучшие работы. А к церемонии закрытия я всех прошу сделать какие-то акценты. Потому что бывает, что ребенок не стал победителем, но у него прекрасное эссе, которое очень хочется отметить. У нас абсолютно индивидуальный подход к каждому. И, конечно, как и у всех олимпиад, у нас есть апелляция, где коллеги готовы по каждой работе дать развернутый ответ любому школьнику, у которого возникает вопрос, почему его так оценили. Никакая автоматическая проверка в творческих заданиях невозможна. Мы позитивно относимся к этому, потому что на апелляцию в основном идут не ради повышения балла. Как правило, это одиннадцатиклассники, которые готовясь к ЕГЭ, хотят понять, где у них пробел. В этом году за несколько недель до ЕГЭ у меня было несколько очень интересных апелляций от ребят, которые хотели получить от нас рекомендации, на что им нужно обратить внимание и понять, что они могут почитать, посмотреть.

Это не претензия, а обучающий процесс. Но такое возможно только при прочтении каждой работы.