Дальневосточный Нюрнберг: как сложилась судьба военных преступников

В Токио готовятся отметить годовщину дальневосточного Нюрнберга. 75 лет назад в мае начался Токийский процесс, который решил судьбу милитаристской Японии. Союзнице нацистов и фашистов на востоке пришлось ответить за военную агрессию и зверства на оккупированных территориях. Из 28 высокопоставленных военных преступников семерых приговорили к смертной казни, 15 получили пожизненное.

Этого человека зовут Хидэтоси Тодзё. Фамилию и первый иероглиф имени он унаследовал от своего прадеда, экс-премьера Японии Хидэки Тодзё, известного во всем мире как главный военный преступник "класса А", казненный по приговору Международного токийского трибунала по Дальнему Востоку. Хотя он родился спустя четверть века после казни своего прадеда, ему до сих пор закрыт въезд в Китай и еще ряд стран Юго-Восточной Азии, пострадавших от японской агрессии.

"Мой прадед, насколько это было возможно, хотел взять всю вину на себя. Эти слова есть в его предсмертной записке. Мне сложно поставить себя на место людей, которые жили тогда, и давать оценки их действиям. Но мне кажется, многие жители Японии продолжают ощущать на себе то, что называется тяжестью на сердце", – говорит Хидэтоси Тодзё.

Если в Нюрнберге суд над нацистами проходил при равном участии трех держав-победительниц, то Токио все: от определения круга свидетелей и подозреваемых до утверждения приговора – было сосредоточено в руках американского командования.

Генерал Дуглас Макартур прибыл в Японию 30 августа 1945 года и уже 11 сентября приказал начать аресты подозреваемых для Токийского процесса. Он занял кабинет в этом здании страховой компании "Дайити", так, чтобы из окна открывался вид на разбомбленный дворец императора. Кабинет Макартура компания сохранила до сих пор, но показывать его журналистам запрещено. Объяснение в целом характеризует отношение японцев к этой странице своей истории: "Мы не хотим, чтобы нас ассоциировали с военным прошлым".

Накануне подписания акта о капитуляции Японии 2 сентября 1945 года на борту линкора "Миссури" в Токийском заливе Макартур дает указание бригадному генералу Боннеру Феллерсу начать сбор доказательств о непричастности к военным преступлениям верховного главнокомандующего Японии, императора Хирохито.

"Советский Союз и Китай, причем гоминьдановский Китай тогда еще был, требовали привлечь Хирохито к ответственности. Но американцы понимали, что это вызовет большое недовольство в народе, и оккупация может быть осложнена для них. А так они хотели, прикрываясь авторитетом и божественным происхождением императора, провести эту оккупацию в выгодном для себя плане", – отмечает председатель научного совета Российского военно-исторического общества, доктор исторических наук Анатолий Кошкин.

На скамье – 28 подсудимых. Первый день начался с курьеза: идеолог японского национализма Сюмэй Окава внезапно хлопает по голове сидящего перед ним Хидэки Тодзё. До сих пор историки спорят, была ли эта симуляция безумия, но Окаву признали невменяемым. Он единственный, с кого были сняты все обвинения, а дело – прекращено.

Токийский храм Ясукуни до конца 40-х был в Японии на особом счету. В традиции религии синто воины, отдавшие жизнь за императора, превращаются в богов и обретают вечный покой в этом храме. Семерым главным военным преступникам, приговоренным Токийским трибуналом к виселице за преступления категории А, которые они совершали во имя и с ведома своего императора, божественный статус был присвоен тайно в конце 60-х, и это никак не мешает японским политикам по сей день совершать сюда демонстративные паломничества.

К середине 50-х в японских тюрьмах не осталось ни одного военного преступника. 13 из 16 человек, получивших пожизненный срок, американцы выпустили досрочно (остальные трое просто не дожили). Загадочный монумент без табличек и имен на токийском кладбище Тама появился в 1955 году. Его поставил человек по имени Хидэо Футаки, военный врач-микробиолог, служивший в составе того самого специального отряда 731, который в Китае занимался разработкой биологического оружия, ставя чудовищные опыты на живых людях.

Ни сам Футаки, ни его коллеги, включая главного изверга, генерала Сиро Исии, не были привлечены к трибуналу даже в качестве свидетелей. После войны они вели жизнь добропорядочных граждан, многие работали в клиниках и исследовательских центрах и один раз в год обязательно устраивали встречи ветеранов как раз у этого памятника. В живых уже давно никого не осталось, а сам монумент постепенно ветшает и разрушается.

Лишь 12 человек из отряда 731, взятых в плен Советской армией, предстали перед судом в Хабаровске, но и они в 1956 году вернулись в Японию в связи с восстановлением отношений Москвы и Токио. Здесь их официально считают военнопленными, а на табличке у могилы Хидэки Тодзё написано просто: "Военный человек и премьер-министр". Небоскреб, который виден со стороны кладбища, стоит на месте тюрьмы Сугамо, где Тодзё был повешен в декабре 1948 года.