Тема:

Коронавирус 28 минут назад

Цена ПЦР растет: премьер обратил внимание на фиктивные справки о прививках

Заболеваемость коронавирусом сейчас растет по всей России. Об этом 7 июля заявила вице-премьер Татьяна Голикова. По данным оперштаба, за сутки в России выявлено 23 тысячи 962 новых случая заражения и 725 летальных исходов. За последние несколько дней, благодаря вакцинации и принятым мерам, немного улучшилась ситуация в Москве. Чтобы не допустить нового ухудшения обстановки, с 10 июля в Кремле будет приостановлено проведение торжественных церемоний развода пеших и конных караулов. Российский премьер Михаил Мишустин поручил проверить цены на ПЦР-тесты в частных клиниках, проконтролировать передачу данных о результатах на портал госуслуг от всех лабораторий. Особое внимание премьер обратил и на борьбу с фиктивными справками о прививках.

– А вот вы нам расскажите: примут нас сегодня или нет? Что нам делать? Мы стоим с 8 утра здесь.

Под жарким июльским солнцем толпа закипает. Живая очередь – ожидание длится часами. в ярославскую лабораторию заходят ни живыми, ни мертвыми.

– Я второй тест сдала. Теперь – третий. Я была 152-я, – говорит об очередях одна из посетительниц лаборатории.

– Я в больницу собираюсь ложиться. Сказали, завтра ложиться, а теста у меня нет. А везде долго делают 2-3 дня, – переживает другая женщина.

Спрос на ПЦР-тест вырос на 40%: без отрицательного результата на COVID-19 из страны не выехать, не лечь в больницу на плановую операцию. Вслед за спросом выросли цены. А в частной лаборатории Екатеринбурга даже переросли.

- Подскажите, пожалуйста, тест ПЦР-экспресс сколько у вас стоит?

– Один – шесть тысяч, другой – восемь тысяч.

– А обычный тест?

– 2900 рублей.

– Почему такая цена высокая?

– Я не могу вам подсказать.

Частники заламывают цены. В стране – рост заболеваемости, государственные лаборатории перегружены.

– ПЦР-тест-у нас – 2200 рублей. Проводится по пятницам. У нас еще можно сделать экспресс-тест. Но эту справку никуда предоставлять нельзя! Это только для личного пользования.

Обычный ПЦР-тест без спешки, когда пару дней можно подождать, стоит от тысячи восьмисот в Петербурге и Екатеринбурге до трех тысяч рублей – на Дальнем Востоке. Это средняя стоимость.

"Безусловно, это трудозатраты персонала в лаборатории, который сейчас работает в напряженном режиме. И логистика, безусловно, – рассказывает о ценообразовании на тесты гендиректор "Инвитро-Москва" Алексей Сердюченко. – Потому что есть регионы, которые вынуждены доставлять тесты в Москву".

На рост цен обратили внимание в правительстве. Премьер-министр Мишустин просит разобраться. И не только с тестами, но и с фиктивными справками о вакцинации, которые сегодня продают.

– Я проводила вакцинацию.

– Формальная вакцинация была?

– Формальная.

– Какое количество граждан таким путем воспользовались вашими услугами?

– Человек 15.

Администратор городской поликлиники Калининграда теперь в отделении полиции дает показания. Она признается, что торговала справками по полторы тысячи рублей.

"Людям проводила вакцинацию без уколов. Вакцину сама в раковину сливала, а в документах писала, что люди провакцинированы. Вознаграждение люди за это мне давали. Кто полторы, кто две тысячи", – рассказывает подследственная.

Под видом фиктивных справок о вакцинации она продавала "путевки" в отделение реанимации ковидного госпиталя. Каждый день сюда поступают крайне тяжелые. И шанс выйти отсюда крайне мал.

"Пациентка поступила 9 числа. Поражение легких – 75%. К сожалению, состояние остается тяжелым, – рассказывает о пациентах заведующий отделением анестезиологии и реанимации больницы скорой медицинской помощи Калининграда Михаил Камышенко. – Вот пациент, которого мы сегодня забрали из отделения терапии с отрицательной динамикой. Наблюдаем. Скорее всего все это закончится уже интубацией трахеи и переводом на искусственную вентиляцию легких".

Заболеваемость в Калининграде снова идет вверх. Это отделение анестезиологии и реанимации стало полем боя с новой инфекцией. Здесь не ковида боятся, а его последствий.

"Бывает, что у пациента большое поражение легочной ткани, но у них не снижается уровень сатурации. Они считают, что все очень хорошо. Раз я не нуждаюсь в кислороде, то делать мне здесь нечего. Вот такие пациенты к сожалению, бывают", – рассказывает и.о. заведующей отделения для лечения пациентов с коронавирусной инфекцией БСМП Калининграда Альбина Кривинец.

– А на самом деле?

"А на самом деле не так все хорошо, – отвечает Кривинец. – И ряд осложнений бывает не только по линии легочной ткани, но и нарушение сердечного ритма, и почечные повреждения, и повреждения кишечника".

Не затихающий грохот каталок, что эхом разлетается по этажам, приносит плохие новости. В переполненный госпиталь Красноярска поступают новые пациенты. Их поток не иссякает. И также выглядят ковидные отделениях в разных городах России.

"К сожалению, очень много идет молодых пациентов. Если для нас раньше человек в 40-42 года – это было чем-то в диковинку, мы ходили обсуждали это, смотрели, то сейчас человек от 30 до 40 лет, который оказался в реанимации, к сожалению, уже нас не удивляет, – признается анестезиолог-реаниматолог Красноярской краевой больницы Василий Педяшов. – Возраста – 30, 31, 36, 38 лет. Все они поступают очень тяжелыми".

– Сейчас реанимация вся занята?

– Да, в данный момент занята реанимация наша вся. Причем заняты даже дополнительные койки с перебором.

Врачи по-прежнему настаивают: нужно прививаться. В британском журнале Nature сегодня вышла статья об эффективности и безопасности российской вакцины "Спутник V".

"Побочные эффекты Sputnik также становятся яснее; исследования, проведенные на данный момент, предполагают, что они аналогичны вакцинам от других аденовирусов, за исключением редких состояний свертывания крови. В отличие от вакцин Oxford – AstraZeneca и Johnson & Johnson, никаких сообщений об этих заболеваниях от органов здравоохранения России или других стран, использующих Sputnik V, нет", – отмечается в публикации британского научного журнала Nature.

Препарат не вызывает побочных эффектов, имеет доказанную эффективность выше 90%. В России полностью привито уже 18,5 миллиона человек. но этого все еще недостаточно, чтобы остановить пандемию.