Меркель ошиблась с преемником

Впервые в послевоенной истории Германии действующий канцлер не принимает участия в очередных выборах. Меркель была канцлером четыре срока подряд. Исчезновение с поля доминирующей фигуры обостряет конкуренцию между остающимися. Неожиданно на лидирующей позиции оказался ведущий кандидат от социал-демократов министр финансов Олаф Шольц.

После канцлера Шредера левоцентристы пытались переиграть Меркель силами Штайнмайера в 2009 году, Штайнбрюкка в 2013-м и четыре года назад – силами Шульца. По поводу тщетности этих попыток даже шутили, что СДПГ пора заканчивать с фамилиями на "Ш", но с Шольцем социал-демократы, вероятно, угадали. По опросам, около половины немцев считают его самым подходящим на роль канцлера.

И личный рейтинг Шольца тащит за собой партийный – две недели назад СДПГ впервые с 2006 года обошла по популярности союз ХДС/ХСС: 25 процентов против 20, что для партии Меркель абсолютное дно.

Непробиваемый, немногословный, компетентный министр финансов не вызывает у избирателя тревожных чувств. С этим неплохо справляются конкуренты в лице "Зеленых" и либеральные СМИ, которые пугают народ самым разным: от глобального потепления до враждебной России.

"Речь идет не о России и Германии, России и Франции, России и Великобритании, а о том, что мы заявляем о себе как о великой стране в центре Европейского союза, что мы хотим процесса европейской интеграции и что мы хотим иметь хорошие отношения между ЕС и Россией. И именно это является взаимной перспективой, над которой мы должны работать на основе общей безопасности", – заявил Олаф Шольц.

Три месяца назад никто не мог предположить, что социал-демократов ждет такой взлет – они балансировали на отметке в 15 процентов. Казалось, что, проработав под Меркель еще четыре года (а всего 8 лет), именно они – младшие партнеры по коалиции – абсорбируют большую часть негатива, накопившегося за это время у электората.

Но в июле случилось наводнение. И именно в заслугу министра финансов общество поставило то, что последствия катаклизма удалось оперативно купировать потоком денег в пострадавшие районы.

Динамика партийных рейтингов четко указывает на этот перелом в настроениях. При этом, хотя наводнение актуализировало климатическую повестку, у партии "Зеленых", которая в мае на фоне выдвижения в канцлеры молодой симпатичной Анналены Бербок пережила феноменальный взлет популярности, ускорился спад. И дело не только в том, что Бербок поймали на плагиате. При полном отсутствии опыта в глобальной политике и крайне ограниченном представительстве в органах управления немецкие "Зеленые", как настоящие сектанты, претендуют на роль реформаторов космического масштаба, которые готовы переделать под себя все человечество.

"Вы поставили внутриполитические мотивы выше внешнеполитических обязанностей, и я бы изменила это в новом федеральном правительстве. Как немцы мы несем ответственность в мире", – заявила Бербок.

Хотя "Зеленые" и не стремятся выносить Сороса из избы – в "Инстаграме" Бербок с ним одна фотография – партию подозревают в тесных связях с главным частным спонсором цветных революций. Закрыть "Северный поток – 2". Поставлять оружие на Украину.

Однако приход "Зеленых" к власти гарантировано испортит отношения не только с Россией, но и с высокой вероятностью сожжет последние мосты между Германией и таким странами, как Польша, Венгрия и Турция. За такое будущее по опросам готовы голосовать 16 процентов немцев – это почти вдвое больше результата "Зеленых" на прошлых выборах, но недостаточно, чтобы претендовать на пост канцлера. Это нормально. Аномально то, что непонятно, есть ли вообще шансы у ХДС? Передать власть в руки однопартийца – это стало бы триумфальным завершением политической карьеры Меркель.

"Из 72 лет существования ФРГ более 50 лет канцлерами были выходцы из союза ХДС/ХСС. Это не повод для гордости, скорее, для смирения и благодарности избирателям. Это повод бороться, чтобы за этими годами у власти последовали новые годы. Ради этого мы работаем. Для нашей страны, для ХДС/ХСС, с Армином Лашетом — будущим канцлером Федеративной Республики Германия", – говорила Меркель.

Вряд ли она была уверена в своих словах. Армин Лашет, если верить цифрам, – ошибка правящей партии. Разочарование невозможно скрыть. И даже при понимании, что это будет воспринято как слабость, христианские демократы публично сожалеют о том, что поставили ведущим кандидатом премьер-министра Северного Рейна – Вестфалии, а не харизматичного баварца Маркуса Зедера. То, что Лашет слишком добродушный и мягкий для самой ответственной работы в государстве, отмечали еще в момент выбора, и, казалось, сомнения оправданы: ХДС уступил лидерство "Зеленым". Однако затем ситуация выправилась, все шло неплохо, пока не случились наводнение и имиджевая катастрофа: вся страна увидела Лашета, хохочущего посреди национального бедствия.

На прошедших теледебатах кандидат от ХДС выступил бледно – люди не верят, что у него есть лидерские качества, о которых он говорит.

В отличие от Шольца, который вытаскивает партию (он, кстати, и дебаты выиграл), Лашет свою партию топит. В пятницу он представил свою "команду будущего" – все инклюзивно: 4 женщины, 4 мужчины, один цветной – музыкальный продюсер. Избирателю более или менее знакомы двое: инвестиционный банкир Фридрих Мерц и министр по цифровизации, с которой в Германии не очень, Дороти Бер. Выстрел вышел холостым: как пишет газета Die Welt, кого избиратель не знает, того он выбирать не будет.

Последняя надежда ХДС состоит в том, что нынешние опросы отражают лишь негативное отношение к Лашету, а в решающий момент сработают рефлексы, и люди проголосуют, как всегда. Но какой прирост это даст, судить невозможно. Эпоха Меркель закрепила тенденцию на размывание электората так называемых народных партий – собственно, ХДС и социал-демократов. Народными они считались, потому что могли набрать в районе 40 процентов и выбрать себе маленького комфортного партнера по коалиции. Но теперь и гигантов не осталось, что даже интереснее.

26 сентября немцы будут голосовать за или против предложения курса Меркель, и величина отклонения от него будет зависеть не только от того, кто станет канцлером, но и какие партии и на каких позициях войдут в новое правительство. На этот вопрос мы не получим ответа в день голосования. Возможно, его не будет ни через месяц, ни через два. По некоторым прогнозам, даже Рождество Германия рискует отметить без правительства. Тут есть к чему стремиться – по итогам выборов 2017 года на формирование кабинета потребовались 171 день.