Угрозы – не шутка, а статья: ФСБ пресекла 94 нападения на вузы и школы

94 случая нападения на школы и вузы в России пресекли сотрудники Федеральной службы безопасности при взаимодействии с коллегами из других ведомств. Преступления готовили последователи различных деструктивных идеологий, которые активно продвигают в закрытых интернет-сообществах зарубежные модераторы. Речь, в частности, о сторонниках так называемого "Колумбайна" и скулшутинга. В России давно требуют признать эти сообщества экстремистскими и даже террористическими, ведь подростков посредством различных роликов и призывов целенаправленно вербуют и втягивают в криминал. Российским спецслужбам удалось удержать больше 10 тысяч школьников от совершения преступлений на этапе втягивания в деструктивную идеологию. Родители детей сейчас благодарят правоохранителей и психологов за оперативную реакцию. Что говорят сами школьники, ставшие жертвами плохих идей? И почему в борьбе с этими преступлениями важно объединять усилия всем?

Красноярский край. Задержание.

– Руки, руки! Телефон положил!

Визит нежданных гостей в форме юношу из Красноярского края, кажется, не сильно удивил. Отложив телефон, он покорно переместился из своей кровати на пол.

– Что случилось, сына?

Пока мама пыталась что-то выяснить у 18-летнего сына, бойцы Росгвардии осматривали комнату. У молодого человека нашлись пневматический пистолет и коллекция ножей.

– А тебе зачем ножей столько?

Еще больше вопросов вызвало содержимое телефона. На фотках в нем владелец собственной персоной, здесь же фото Ильназа Галявиева, устроившего массовое убийство в казанской гимназии. Житель Красноярска открыто пытался ему подражать. О своей позиции говорил в соцсетях, намекая, что готовится к преступлению. Правоохранителям хамил.

– Голову поднял!

– Я ничего не обязан вам поднимать!

Школьник из Белгородской области, к которому тоже пришли оперативники, оказался более разговорчивым. Сообщил, что угрожал своим одноклассникам, но массовое убийство, якобы, совершать не хотел.

– Опубликовал пост.

Многие из тех, кто проявляет агрессию в соцсетях, в живом общении, как правило, раскаиваются.

– Я прошу прощения в первую очередь у своих одногруппников, учителей и преподавателей, – заявлял подросток из Ярославской области.

Некоторые пытаются уверять, что это они так шутят.

– У меня цели никого расстреливать не было. То есть, это все шутка.

Но каждый призыв с угрозами – совсем не шутка, а статья "Приготовление к убийству" либо "Заведомо ложное сообщение об акте терроризма". Вооруженные расправы в школах и вузах – огромная беда для всей страны. Тех, кто готовят подобные преступления, регулярно выявляют правоохранители. С 2018 года в 39 регионах России удалось пресечь аж 94 нападения на учащихся. Но избежать их полностью не удалось.

Случаи вооруженных нападений на учебные заведения Казани, Перми, Керчи и некоторых других городов требуют системных мер для предотвращения новых подобных фактов. Следственный комитет в рамках расследования произошедших нападений устанавливает как обстоятельства самих преступлений, так и причины и условия, способствовавшие их совершению, – поясняет глава управления взаимодействия со СМИ Следственного комитета России Светлана Петренко.

Недавний случай – стрельба в Пермском университете. Жертвами первокурсника Тимура Бекмансурова 20 сентября стали 6 человек, 47 получили ранения. Сколько могло бы погибнуть, страшно представить, если бы не героические действия полицейских Константина Калинина и Владимира Макарова.

По количеству жертв вооруженное нападение Владислава Рослякова на Керченский политехнический колледж остается в России самым кровавым. Студент убил двадцать одного человека, а затем покончил собой. Во время расследования этого жуткого преступления выяснилось, что Рослякова курировал модератор украинских неонацистских интернет-сообществ.

В одной из групп Владислав получал инструкции по изготовлению бомб, изучал правила обращения с оружием, впитывал идеи ненависти к обществу и государству, после чего позиционировал себя борцом с системой.

– Такие сообщества, такие группы продвигаются сознательно в подростковой молодежной среде для того, чтобы этих подростков потом использовать для совершения таких немотивированных действий, связанных с применением насилия. Не важно, в какой момент он пойдет и начнет убивать людей, – подчеркивает директор Лиги безопасного интернета, член Общественной палаты России Екатерина Мизулина. – Важно только то, что это приведет к депрессивному состоянию большого количества людей и дестабилизации вообще положения на территории России.

Подмосковная Ивантеевка, Улан-Удэ, Стерлитамак, Благовещенск, Казань. Все преступления совершались по одному и тому же сценарию, способствуя созданию атмосферы страха, словно это кому-то действительно на руку.

– Любое преступление само по себе – это антирежимно. Просто по определению. Это противопоставление себя существующей власти в стране, в государстве. Эти нападения на школы выгодны людям, которые используют грязные политические технологии. Никакой другой выгоды из этого в принципе извлечь нельзя, – констатирует политолог Армен Гаспарян.

Попытки дестабилизировать обстановку в стране руками несовершеннолетних не могли остаться без внимания спецслужб. По мнению специалистов, в российский сегмент интернета идеология массовых расправ в учебных заведениях продолжает проникать. Зарубежные модераторы словно специально создают разветленную сеть сообществ – пропагандируют криминальный образ жизни, героизируют убийц и маньяков. В группы с деструктивным контентом вовлечены миллионы подростков. Сначала юмористические картинки, потом прямые призывы к насилию.

– Если ты совершаешь какой-то такой неадекватный поступок, то ты прославляешься, о тебе все говорят. И вот этот элемент – такой мотив славы – он на самом деле становится не последним. Одновременно в человеке живет и добрая часть, и психоз, которым он может не управлять. И в итоге все это вырывается наружу, – поясняет кандидат социологических наук Анетта Орлова.

В Томской области, благодаря совместной работе властей, психологов и силовиков, удалось на ранней стадии пресечь несколько случаев. Как позже выяснилось, модераторы деструктивных пабликов вербовали потенциальных преступников с территории Украины. Юным пользователям соцсетей рассказывали, как приготовить самодельные взрывные устройства и какое оружие проще всего приобрести.

– Те угрозы, которые есть в этой сфере, говорят, что наша реакция должна быть молниеносной, и только комплексные подходы помогут нам стабилизировать ситуацию. Специфика нашего региона определяет наше взаимодействие с вузовским сообществом. И фактически со всеми вузами мы работаем по организации профилактики, – рассказывает замгубернатора Томской области по вопросам безопасности Игорь Толстоносов.

Работа по созданию специализированных организаций для профилактики преступлений с несовершеннолетними ведется сразу в нескольких регионах. Уже накоплен серьезный опыт в Кабардино-Балкарии, Томской, Тверской и Тульской областях. Передовой центр информационной безопасности молодежи и психологической помощи создан и в Пензенской области.

Его идейный вдохновитель – сенатор Совета Федерации Мария Львова-Белова. Она ранее работала с детьми-инвалидами. Теперь старается помогать детям с больными душами.

– В Пензенской области по поручению нашего губернатора Олега Владимира Мельниченко была разработана программа новых возможностей для детей-подростков. И для нас очень важно, чтобы мы акцентировали внимание на интересах ребенка, на ребенке самом. Работа должна быть комплексной. Именно поэтому мы понимаем: это не только в рамках школы, это не только в рамках семьи или государственных учреждений, это такая коллаборация усилий всех, – подчеркивает сенатор Совета Федерации, член комитета по социальной политике Мария Львова-Белова.

Психологическую помощь и социализацию получили четыре сотни подростков. Важно эту работу продолжать. Общественники рассчитывают на поддержку от государства и комплексную помощь от всех общественных институтов, в том числе, от родителей. Идти в ногу со временем, интересоваться жизнью, увлечениями и настроениями своих чад – это лучшая защита от возможной беды.

– Нужен контакт обязательно родителей с ребенком, – советует психолог Елена Солнечная. – То есть, поддерживать этот контакт, узнавать о ребенке, чем он занимается, какие у него интересы. И если, например, родители увидели, что их ребенок интересуется оружием или какими-то агрессивными видами информации, борьбы, то нужно пристально обратить внимание, потому что что-то ребенка к этому подводит.

Родители в той или иной степени, как показали произошедшие преступления, были в курсе приверженности своих детей к идеологии массовых убийств и насилия, знали и об их желании приобрести огнестрельное оружие не для охоты, а просто так.

В этой связи особый контроль со стороны Росгвардии. Тех, кто уже стал владельцами оружия, регулярно проверяют.

– Обращаем внимание на сверку номеров, выбитые серия и номер на самом стволе, также на самом ружье.

Сами владельцы к таким ревизиям относятся с пониманием.

– Исключительно в сейфе. Если куда-то едем, то в зачехленном формате, – рассказывает о хранении и перевозке оружия Владислав Кулаков.

В зоне пристального внимания и сотрудники частных охранных предприятий, обеспечивающих безопасность школ.

После случаев нападения на школы и вузы общественники заговорили о необходимости охраны образовательных учреждений непосредственно Росгвардией. Уже разработан четкий алгоритм поведения в опасных ситуациях. О новых мерах думают депутаты. Сделано уже многое.

– Нам, наверное, пришло время задаться вопросом: а для каких целей человек приобретает оружие? Если человек охотник, у него есть охотничий билет, он состоит в охотничьем обществе, понятно. Если человек не охотник, зачем ему охотничье оружие, зачем ему карабин или ружье? Для самообороны? Сегодня существует достаточно средств для самообороны, на которые даже не нужно разрешение. А если он себя хочет видеть каким-то супергероем, наверное, это не лучший ответ на вопрос: а для чего тебе, собственно, оружие? – задает вопрос депутат Думы Александр Хинштейн.

Важный момент, о котором говорят общественники, оказывать оперативное противодействие распространению деструктивных идей. Это возможно только в условиях системного взаимодействия всех органов власти и институтов гражданского общества.

– Общественная палата России выступала за то, чтобы организации, подобные "Колумбайн", были признаны экстремистскими и террористическими на территории РФ, тогда и пропаганда подобных идей, и обсуждение, продвижение в том числе на площадках социальных сетей будет немыслима и невозможна. Это важный шаг, который мы должны сделать все вместе, – добавляет первый зампред комиссии по СМИ Общественной палаты России Александр Малькевич.

Для всех очевидно, что важно не наказывать, а спасать подростков от совершения преступлений. Потому особое внимание уделяется профилактике. Многие из тех, кого удалось уберечь от негативного влияния, сейчас благодарят силовиков и психологов за своевременную помощь и спасенные души.