Наверное, это не лечится: почему Варшава не может переступить через русофобию

Обычно мы обходим эту тему стороной. Как-то неудобно, неловко говорить. Может выглядеть так, будто мы разжигаем ненависть, межнациональную вражду. Вот Россия и молчит, утираясь. В то время как другая сторона ведет себя в отношении нас неприлично, просто враждебно. И каждое лыко в строку. И как бы укусить побольнее. И чтобы еще такое придумать, дабы навредить… Такое впечатление, что ненависть к России – русофобия – стала в этой стране частью национальной культуры, вошла, что называется, в культурный код.

Я говорю о Польше. Повод для выбора сегодняшней темы – призыв Польши исключить Россию из ряда международных организаций, включая спортивные, чтобы вообще отстранить наших спортсменов от соревнований. Еще Польша обратилась к Германии с требованием отказаться от сертификации "Северного потока-2". Как было сказано, "во имя мира", чтобы Путина лишить денег. И чтобы Германию лишить газа. Абсурдность постановки вопроса Варшаву не смущает. Впрочем, ничего Варшаву не смущает, если речь идет о возможности нанести вред России.

При этом ранее Польша как ни в чем не бывало просит у России скидку на газ. Как это все совмещается в голове у поляков, трудно сказать. Похоже действительно на культурную норму – это разрушительное поведение даже в отношении самих себя. Готовы быть смешными, лишь бы России хоть как-то насолить. При этом поляки подпитывают свою ненависть эпизодами исторического опыта, мол, и Россия не раз делила Польшу с западными соседями, даже лишая поляков государственности.

Россия же тоже может вспомнить много "хорошего" со стороны Польши. Так, сто тысяч польских солдат вошли к нам с армией Наполеона. Не говоря уже о том, что поляки захватывали Кремль в начале XVII века и сажали на трон к нам своих самозванцев.

Понятно, что всего накопившегося в истории наших отношений много. Понимая это, лично Путин еще в бытность председателем правительства, предпринял благородную и мощную попытку "перезагрузить" отношения наших народов, избавиться от груза прошлого и вместе, искренно, по-соседски идти в будущее. Это было в 2010 году. К тому времени основной "занозой" считалась трагедия в Катыни под Смоленском. Там весной 1940 года Сталин расстрелял примерно 22 тысячи польских офицеров. Правду об этой истории в СССР долго скрывали, а Польша требовала признаний.

И вот в канун 70-летия Катынского расстрела премьер Владимир Путин приглашает в Катынь своего польского коллегу Дональда Туска, передает Польше 4 миллиона документов (!) – буквально все, что есть, – и предлагает перевернуть страницу, прийти к примирению, начав с чистого листа. Это была внушительная, подобающая по масштабу задачи церемония на свежевозведенном по случаю 70-летия трагедии мемориале.

"Перед этими могилами, перед людьми, которые приходят сюда почтить память своих близких, было бы лицемерно сказать: "Давайте все забудем". Было бы лицемерно сказать, что все кануло в Лету. Нет, мы обязаны хранить память о прошлом и, конечно, будем это делать, какой бы горькой ни была эта правда. Нам не дано изменить прошлого, но в наших силах сохранить или восстанавливать правду, а значит, и историческую справедливость", – подчеркнул Путин.

Чувствовалось, что для Путина сказанное имеет огромное значение, ведь смысл всего – реально уврачевать раскол, перевернуть страницу и жить братьям-славянам без вражды. Казалось бы, чего больше?

"Десятилетиями циничной ложью пытались замарать правду о катынских расстрелах. Но было бы такой же ложью и подтасовкой возложить вину за эти преступления на российский народ", – считает Путин.

Он говорит, как есть, со всей ответственностью, со всей открытостью предлагая примирение: "И как бы ни было трудно, мы должны идти навстречу друг другу, помня обо всем, но понимая, что жить только этим прошлым невозможно. В современном мире в Европе ХХI века просто нет другой альтернативы подлинному добрососедству между народами Польши и России. Этот выбор по-настоящему достоин двух наших народов, которым суждено быть рядом, достоин нашей общей трагической, но великой судьбы".

Дональд Туск был куда более формальным, хотя и говорил вроде как подобало: "Здесь, в Катыни, надо сказать, что нас ожидает путь к примирению, мы ничего не закрываем. Мы должны найти в себе мужество и отвагу, чтобы в конце концов все открыть. Мы хотим помнить, чтобы этот путь к примирению был наиболее простым и кратким".

Такое впечатление, что Туск слегка не догонял, ведь к тому моменту Польше было уже все "открыто". Значит, о примирении следовало говорить тогда в настоящем времени, а не еще в будущем. Так или иначе, а было заметно, что Путин проделал огромную внутреннюю работу. Наши историки и архивисты, откликнувшись на поставленную задачу, сделали все, что можно, осознавая исключительную важность миссии. Но не тут-то было.

Уже через 3 дня после церемонии под Смоленском гибнет президентский Ту-154 с Лехом Качиньским. Причина авиакатастрофы – ошибка пилотов. Пьяный генерал Анджей Бласик – командующий ВВС Польши – тогда толкал их в спину, требуя садиться в беспросветный туман. Все предостережения со стороны наших авиадиспетчеров были сделаны, но самолет задел крылом березу и рухнул. Погибли тогда президент Лех Качиньский, его супруга, а также вся высокопоставленная делегация гражданского, военного и духовного руководства Польши.

По итогам совместного расследования причин катастрофы согласились: ошибка пилотов. Но спустя 8 лет поляки решили все пересмотреть и выдвинули бездоказательную версию о взрыве в крыле самолета. Так им оказалось проще – вернуться в накатанную колею русофобии. Примирение не потянули. И это даже, несмотря на то, что в 2012 году с российской стороны была сделана еще одна попытка – по линии Церкви.

Тогда в Королевском дворце Варшавы Святейший Патриарх Кирилл и председатель Польской епископской конференции митрополит Юзеф Михалик торжественно подписали Совместное послание народам России и Польши. В послании есть и такие строки: "Мы вступаем на путь искреннего диалога в надежде, что он поможет нам залечить раны прошлого и преодолеть взаимные предрассудки и непонимание, а также укрепит нас в стремлении к примирению. Примирение же подразумевает готовность прощать пережитые обиды и несправедливости. Простить – значит, отказаться от мести и ненависти, участвовать в созидании согласия и братства между людьми, нашими народами и странами, что является основой мирного будущего".

Смысл акции уже позже Патриарх Кирилл пояснил польским журналистам: "Постоянно бередить раны? Постоянно говорить о том, какие они ужасные? Мол, приходится и торговать, и общаться, но вообще-то лучше не иметь с ними дела? Думаю, настало время, когда все мы должны подумать о том, что необходимо сменить саму тональность отношений не между нашими странами, а между нашими народами". Тоже не помогло. Польша в итоге не потянула. Для нее отказ от русофобии оказался даже сложнее, чем для некоторых сменить пол.

В России тем временем ничего не изменилось. Мы свою часть пути еще тогда прошли. Сейчас все польские штучки вызывают у нас лишь сочувственную улыбку, сколь искажена должна быть уже и сама культура в Польше, что политикам трудно переступить через себя и встать на путь созидания. Польская спесь в сочетании с русофобией не лучшая комбинация. В истории она не раз приводила наших братьев-славян к неприятностям. Вот и сейчас Польша как еще одна антиРоссия часто выглядит глупо. Впрочем, наверное, это уже не лечится. Во всяком случае история болезни давняя и тяжелая.

Между тем Германия как неядерная страна чувствует себя не очень уютно с американскими ядерными бомбами на своей территории. Не исключено, что новый канцлер Шольц может и поставить этот вопрос. На упреждение уже высказался генсек НАТО Йенс Столтенберг:

"Конечно, Германия должна решать, будет ли размещено иностранное ядерное оружие в этой стране, но альтернативой этому легко может стать то, что ядерное оружие может оказаться в других европейских странах, в частности, к востоку от Германии", – сказал Столтенберг.

Понятно, что Столтенберг говорит о сдвиге американского ядерного арсенала из Германии в Польшу, ближе к России. Из Польши опровержений не последовало. Уже не смешно. Это что, предвойна? Во всяком случае в российском МИДе реакция такова: "Если он так действительно сказал, значит, для НАТО. Основополагающий акт Россия – НАТО больше не существует. Ибо в этом документе закреплены фундаментальные для европейской безопасности обязательства Альянса, в том числе в ядерной сфере. Зафиксировано, в частности, что Альянс не будет развертывать ядерное оружие на территории новых членов".