Елизавета Фокина: выставки, связанные с царской фамилией, в Царицыне неслучайны

В музее-заповеднике "Царицыно" работает выставка "Романовы. Воспоминания о Крыме". Экспозиция настолько значимая, что посмотреть ее приезжают специально из других городов.

Для корреспондента "Смотрим" генеральный директор музея-заповедника Елизавета Фокина провела персональную экскурсию по экспозиции и музею. Во время прогулки Елизавета Борисовна объяснила, в чем ее историческая и культурологическая важность, и поделилась секретами подготовки подобных проектов и некоторыми тайнами императорской семьи. А также рассказала о ближайших выставочных планах и о настоящей жизни "Царицына".

Начнем, как все ваши гости, с самого начала.

Мы находимся с вами в первом (знакомящем с экспозицией) зале. Проект задумывался три года назад с Ольгой Барковец, которая стала его куратором. Ольга Исхаковна – специалист по истории Дома Романовых. В 2017 году она готовила в музее-заповеднике "Царицыно" выставку про Александровский дворец в Царском селе и пришла к нам с новым предложением.

Здесь представлена информация о тех, кто готовил выставку, а также об участниках проекта: музеях и архивах Санкт-Петербурга, Москвы и Крыма. Это порядка 20 музеев и 4 частных коллекционера. Среди музеев 5 из Республики Крым, и их экспонаты никогда ранее не выезжали в Москву. Это говорит об уникальности проекта. Мы смогли собрать экспонаты, чтобы сделать выставку-рассказ о жизни императорской и великокняжеских семей на территории Крыма.

То, что мы показываем великокняжеские имения, обычно недоступные человеку, который может даже бывал в Крыму, – изюминка нашей выставки. Тем более что они показаны в разные периоды времени. Например, советский период – это дворец Ливадия, он единственный из всех императорских имений стал музеем, и то только в 1993 году. А об утраченных имениях с красивыми названиями Ореанда, Кичкинэ, Чаир мало кто знает. И повествование наше еще и о том, что Романовы жили там как обычные люди, которые приезжают в Крым отдыхать, переключаться, испытывая удовольствие от "рая", как многие называли Крым, а также каждый находил себе увлечение по душе.

Вы сказали, что выставка задумывалась в 2019. Три года она ждала открытия, потому что так долго готовится любая выставка? Или вы затормозились из-за ковида?

Открыться мы должны были еще в прошлом году, но что-то переносилось, какие-то выставки шли чуть дольше. Если говорить про традиционные выставочные планы, мы закладываем их на 3-5 лет вперед, особенно если это сложный проект, если много участников, если сложная архитектура.

Сначала нужно создать концепцию, описать ее, защитить на методическом совете, и потом только приступить к работе над архитектурным планом. А до того выбрать архитектора, который будет его реализовывать. В среднем эта часть работы занимает около 5 месяцев.

Раз уж мы неожиданно проникли на кухню: как музей вы имеете совещательный голос?

Мы готовим техническое задание.

И дальше архитектор выполняет его, как ему вздумается, без вашего ведома?

Нет, конечно. Архитектор на каждом этапе согласовывает с нами и с куратором все, от материала до самой идеи. И, возвращаясь к вашему первому вопросу, мы не простой организм. В "Царицыне" сходятся несколько тематических линий. Поскольку мы архитектурный дворец XVIII века, а это линия Екатерины II и семьи Романовых, проекты по царской фамилии неслучайны.

Наша базовая коллекция – декоративно-прикладное искусство стран СНГ и Балтии. И мы не просто владеем этим богатством, но максимально популяризируем эту коллекцию, продолжаем ее собирать.

Мы много внимания уделяем парку как музею, потому что это пейзажно-исторический парк XVIII – начала XIX века. У него своя отдельная история. Внутри парка мы делаем много проектов, в том числе рассказывающие историю мест, которые приобретала Екатерина.

Если вернуться к выставке, она, естественно, начинается с Екатерины II, потому что императрица в 1787 посетила Крым вместе с Григорием Потемкиным. Ее путешествие туда и обратно длилось 6 месяцев. Были изготовлены свыше 200 экипажей, часть из них имела съемный верх, чтобы использоваться как зимние сани или летняя карета. Специально для путешествия строились путевые дворцы. Императрицу сопровождала большая делегация, но Екатерина в Крыму ничего не приобрела.

Она просто съездила прогуляться?

Она путешествовала по Тавриде, после чего произошло соединение слов Потемкин и Таврический.

Вовремя он оказался рядом.

Да. После Екатерины Крымом заинтересовался в 1825 году Александр I, но ему тоже было не суждено ничего в Крыму построить: он приехал, влюбился, принял решение купить имение Ореанда, но пожить там не успел, так как на обратном пути скончался в Таганроге. Это имение купил уже следующий император Николай I. Так что цепочка императорских и великокняжеских имений в Крыму тянется от Николая I до Николая II, а линия времени представлена тем, что каждый зал одноименный с одним из имений.

Но перед "имениями" есть еще один зал, важный для интересующихся историей, где на карте с представителями императорской семьи выстроена цепочка, кто кого родил и кому в какой период времени принадлежало то или иное имение. Зал важен не только для историков-искусствоведов, он интересен детям, которые сейчас проходят в школах XVIII век. Я сама мама мальчиков, знаю это.

Два зала посвящены сгоревшему императорскому имению Ореанде. Затем Ливадия, выстроенная Александром II. Но до нас дошла только Новая Ливадия, которая сейчас является Ливадийским музеем, где проходили знаменитые Ялтинские переговоры, куда приезжали Черчилль и Рузвельт. Как раз сейчас у них в музее работает экспозиция о визите Черчилля.

Я бы хотела отметить: по традиции, каждое имение, и великокняжеское, и императорское, дарилось женам. В частности, император Николай I подарил принцессе Фридерике Луизе Шарлотте Вильгельмине Прусской место, где он собирался строиться. Это был красивый, театрально выстроенный жест: он слез с коня, протянул ей руку: "Строй здесь что хочешь!" Далее слезы радости и счастья у всех на глазах. И после него каждый император дарил землю или готовые дворцы своим избранницам.

А дальше залы, посвященные великокняжеским имениям Харакс, Дюльбер, Чаир и Кичкинэ.

Названия будто турецкие.

Татарские. В тех местах жили преимущественно крымские татары. Еще Екатерина начала выстраивать с ними отношения.

Невозможно не спросить: ведь в Петербурге море всегда рядом. Там даже бывает хорошая погода.

Но по большей части там холодно, и воздух другой.

А Кингисепп-Калининград, куда теперь все ездят?

Тоже холодно, и лето короткое. Даже в описании выставки сказано, что они поехали в Крым за воздухом, за отдалением от дворцовой суеты. В экспозиции есть воспоминания дочери Николая II, где она пишет: "в Санкт-Петербурге у нас работа, а здесь жизнь". За жизнью туда и ехали. Первое время жили без охраны, не было даже заборов. И только после покушения на Александра II построили вокруг "оборону".

Зал "Ливадия" связан с Александром II, семья которого очень много времени там находилась, поэтому здесь представлено очень много писем, детских рисунков, воспоминаний жен.

И все экспонаты "родные", подлинные?

Все. Графику и документы, а это более 250 предметов, предоставил Государственный архив Российской Федерации. Всего на выставке около 800 подлинных предметов. Некоторые сложны с точки зрения экспонирования, но "родные". Например, дневники, которые Александра Федоровна писала на немецком. Писала старым стилем, поэтому у них сложная система расшифровки.

Хочу обратить ваше внимание: у нас много картин Айвазовского. Для него Крым был любимой родиной, что читается на полотнах.

И есть рисунки Сергея Александровича. Помимо того, что в то время был развит эпистолярный жанр, сами великие князья, их жены и дети хорошо рисовали. И у них хранилось много зарисовок из разных мест. Меня всегда удивляет, как много они успевали.

Но наша главная героиня – Екатерина. Я все время ей поражаюсь. Она вставала в 6 утра, выпивала чашечку кофе и садилась работать: от руки писала указы, делала переводы, писала оперы. И все успевала.

А есть в музее интерактив?

У нас несколько типов интерактива: традиционные мультимедиа, как и в большинстве музеев, используются, когда нет возможности представить все изображения, а их надо как-то показать. В одном из залов слышен "голос" Александра II, озвучивающий его письма к княжне Долгорукой: они состояли в романтической переписке. И актеры для этого подбирались по воспоминаниям современников. Кажется, что ты слышишь голос самого императора. Это наши коллеги из Санкт-Петербурга подбирали. И у нас есть запахи Крыма.

В Ливадии чувствуется хвойный запах. В детском зале – запах булочек с корицей. Дальше запах вина "Изабелла", потому что некоторые из великих князей выращивали виноград, а сорт "Изабелла" наиболее там распространенный.

Что еще может быть интересно зрителям: у нас впервые представлено такое количество макетов транспортных средств.

Мальчикам и девочкам наверняка хочется залезть куда-то, потрогать, а не только смотреть через оградку.

Хочется. И у нас есть большой макет яхты, туда можно забраться. Остальные макеты, яхты и паровоза, из Военно-морского музея Санкт-Петербурга. На любимой яхте "Штандарт" Николай II плыл из Севастополя до Ялты во время поездок в Крым. После революции 1917 года яхта оставалась в составе Балтийского флота, в 1930-е была переоборудована в минный заградитель, участвовала в Великой Отечественной войне, став в 1942 одним из первых на Советском флоте гвардейских кораблей.

Фактически это был плавающий дворец. Палубы были организованы определенным образом: на одной находились матросы, на другой – прислуга, на отдельной палубе жил сам император. У каждого была своя комната, все было устроено с комфортом. По вечерам проходили светские приемы, обеды.

Чувствуете, в залах Ай-Тодор и Харакс пахнет виноградом "Изабелла". Харакс ценен не только археологией, но и милыми детскими рисунками, детскими записочками, фотографиями, также предоставленными Госархивом. Они часто себя фотографировали сами, не желая, чтобы их жизнь фиксировалась для внешнего производства.

Здесь также представлена большая редкость – археологические экспонаты из Ялтинского историко-литературного музея. Дело в том, что великий князь Александр Михайлович занимался археологией и эти предметы он сам находил. Я вам начала говорить про множество дел: Романовы стали развивать инфраструктуру Крыма, провели водопровод, прокладывали дороги, разводили сады, разводили оранжерейное хозяйство.

То есть постоянно вводили то одну, то другую новацию, которая развивала это место. С одной стороны, вели жизнь обычного человека, а с другой – в них преобладал реформаторский дух. В семьях было заведено самостоятельное возделывание земли. Александра Федоровна, супруга Николая II, учила девочек шить. Они были рукодельны и трудолюбивы.

Далее залы удивительного архитектора Николая Петровича Краснова. Порядка 50-60 его работ также привезены из крымских музеев. Он был главным архитектором Ялты – сделал центральный проект города и большую часть великокняжеских дворцов. Из тех, что у нас представлены, – Дюльбер, Харакс, Чаир, Ай-Тодор и Новый Ливадийский. Ему присущ особый стиль, основанный на вкусах самих августейших заказчиков. Это за что его сильно критиковали, но очень жаловала императорская семья.

В 1919 году Краснов отбыл из Крыма на пароходе "Бермудиан". Он уехал с одним чемоданчиком, практически отстроил Югославию и умер в 1939 году в Белграде. Кстати, он учил девочек Николая II писать акварелью, много с ними занимался. У нас на выставке есть работы великих княжон Ольги и Татьяны, написанные явно под его влиянием.

А дальше мы решили воспроизвести детский мир в: зале много детских смешных открыток, воспоминаний, зарисовок. И та самая яхта, куда можно забраться детям. В Ливадии ведь детская площадка была сделана в виде яхты!

Это означает, что на выставку можно прийти с детьми? Им скучно не будет?

Мы стараемся, чтобы, в первую очередь, к нам приходили семьи, поэтому так много семейных предметов и фотографий. Здесь пахнет булочками с корицей.

Мне кажется интересным отметить, что практически все оставшиеся великокняжеские дворцы превратились в музеи или в санатории. Великокняжеское имение Ай-Тодор – это ДОР, то есть "Детский санаторий Розы Люксембург". Харакс – это теперь санаторий "Днепр". "Дюльбер" – тоже санаторий. Ай-Тодор сильно обветшал. Есть архитектурные потери и в других бывших великокняжеских имениях. В "Днепре" еще видны оранжереи начала XX века, правда, в упадническом состоянии.

А нет замысла и возможностей их восстановить?

В Республике Крым существует большой проект по восстановлению наследия. Но, поскольку имения находятся в различной собственности, сделать это сложно. Что-то принадлежит Министерству здравоохранения, другие являются частными дачами или выставлены на продажу.

Когда-то я была в Версале. Один из маленьких замков рядом с главным дворцом переделан в шикарную гостиницу, которую снимают для юбилеев и свадеб. С точки зрения сохранения культурного наследия этот вариант лучше, чем детский лагерь.

Безусловно! Но когда собственность чужая, никуда не деться. Что-то сохраняют, конечно. Мы ездили в Крым, посмотрели все резиденции, которыми владели Романовы. В какие-то санатории заходили под видом потенциальных постояльцев, чтобы их посмотреть, погулять. А куда-то не смогли попасть, потому что территория огорожена.

У нас есть красивая ваза из итальянского дворика в Ливадии. Там она стоит на улице. А дальше музеефицированные купажные вина и флакончики с духами, которые принадлежали Александре Федоровне. Видно, что они не до конца потрачены, и запахи еще не выветрились.

Вы нюхали их, чтобы узнать, какие запахи ей нравились?

Нет. Может, наши хранители нюхали. Я думаю, что при их описании указывается, что духи нельзя открывать. Такое вполне возможно, потому что есть определенный протокол хранения подобных предметов.

У нас есть интересная фотография – свидетельство, что в Ливадии гостили офицеры яхты "Штандарт", и Ольга была влюблена в молодого лейтенанта Павла Воронова, а Татьяна – во флигель-адъютанта отца графа Воронцова-Дашкова. Естественно, романов они допустить не могли.

А как узнавали?

Это же заметно, даже по позам на фотографии видно. Наверное, они вместе ходили, гуляли. Ольге было около 18, Татьяне – 17. Вполне романтическое время. А ездить в Крым они начали, когда им было по 4 и 3 года соответственно. Цесаревич Алексей впервые туда приехал в 5 лет, был совсем маленький. В общей сложности Николай II с семьей приезжал в Крым раз 8.

Если человек приезжает в одно и то же место 8 раз, да еще и надолго, значит, ему там хорошо?

Конечно. Я думаю, им там было действительно хорошо. Только один император не очень любил Крым. Практически все приобрели там имения.

Последний зал немножко грустный. Это зал отъезда великих князей в 1919 году – драматический период покидания родины.

В частности, об этом, как я понимаю, подробнее можно узнать из книги, которая вышла накануне открытия выставки.

Мы выпустили каталог, он большой, порядка 400 страниц. Он может стать дополнением, не заменой выставки. В нем собраны статьи научных сотрудников крымских музеев, наших научных сотрудников и представителей других музеев-заповедников. Это серьезные исследования каждой из вилл со всеми подробностями, с воспоминаниями, с историей каждого места. Очень красивый, красочный.

Мы всегда стараемся делать наши каталоги такими, чтобы ими можно было пользоваться не только во время выставки. Особенно интересующимся историей. А этот каталог –своего рода путеводитель для тех, кто самостоятельно путешествует по Крыму и приезжает в те места, которые мы сегодня с вами упомянули.

Как раз сейчас 8-й и 9-й классы изучают XVIII-XIX века, и выставка им по теме. Но если говорить о музее в целом, у нас есть детский музей с 3 до 12 лет. Он был задуман как место постижения сложных тем простым языком. Там много программ для родителей с детьми, и для самостоятельного посещения детьми. А если говорить о старшеклассниках, мы участвуем в общегородской программе "Учебный день в музее", и у нас целый спектр занятий: биология, химия, физика, английский язык, история, обществознание.

На постоянной основе?

Да. Это же замечательная история, когда ты приходишь классом в музей на 3-4 часа. А уникальность нашего музея в том, что мы можем учить на природе. Биология, химия, физика – все здесь: дети идут по парку, видят пруды, там гидротехнические сооружения, учителя рассказывают, каким образом совершается очистка. А мы помогаем учителям разрабатывать урок на нашем материале.

Я правильно понимаю, что в то время, как посетители смотрят одну выставку, вы работаете над следующим проектом?

Мы начинаем летом готовиться к зиме. Это нормально. В России начался Год народного искусства и нематериального культурного наследия, так что я не зря в начале упомянула коллекцию народного декоративно-прикладного искусства. У нас целая серия выставок будет посвящена этой теме. Самая крупная – "В поисках народного искусства", она будет сделана на базе нашей коллекции, пройдет в конце года.

До нее пройдет выставка детской деревянной игрушки, архитектором которой выступил Евгений Асс, для нее готовится настоящий интерактив. А в июне откроется выставка, которую мы готовим совместно с дагестанским художественным музеем имени Петимат Хамзатовой, "Женский мир в искусстве и культуре Дагестана". Мы ездили туда в экспедицию еще до пандемии. Это уникальная культура, уникальные предметы, там много магии, много о женской роли в мужском мире.

Если же говорить об исторической части, в конце мая мы открываем выставку "Москва и москвичи эпохи Александра I", посвященную допожарной Москве 1812 года, пожару и восстановлению Москвы. Ее куратором выступил Александр Валькович.

Еще больше интересного с сайта "Смотрим" — в нашем Telegram-канале и Яндекс.Дзен, новости сайта "Вести" — на страницах ВКонтакте, Одноклассников, Яндекс.Дзен и Telegram.