Страны Латинской Америки планируют отказаться от доллара


Getty Images

Российский рубль стал валютой-рекордсменом: агентство Bloomberg вновь назвало его той национальной валютой, которая с начала года больше других укрепилась к доллару. Интересно, что к этой субботе вслед за рублем по этому показателю в мире идут латиноамериканские валюты: бразильский реал, перуанский соль и мексиканский песо. В том числе по этой причине в Латинской Америке сейчас бурно обсуждают инициативу отказаться от расчетов в долларах, а учредить собственную единую валюту.

В тех странах, где обсуждается эта инициатива, Сергей Брилев выслушал политиков и экспертов, а также побывал в двух крохотных поселениях в Эквадоре и Уругвае, где сейчас решаются поистине мировые дела.

Сегодня этот южноамериканский городок, словно сошедший со страниц романов Маркеса, – в центре поистине мировых событий. Особенно в такой-то стране, в Эквадоре.

Здесь, в Эквадоре, мы – очень в Латинской Америке. Метисы, повышенная религиозность, бананы – ну, все ингредиенты. Этот поселочек называется Mariscal Sucre, то есть "Маршал Сукре". Так завали национального героя Эквадора. И вот такой трогательный памятничек ему, изготовленный местными жителями. Когда-то вот так, sucre, называлась и денежная единица Эквадора. Но потом ее попросту отменили. Сейчас национальной валютой Эквадора является... американский доллар.

Хосе Антонио Сукре, чье имя носила своя валюта Эквадора, – дипломат и полководец. Он стал маршалом, когда ему только-только минуло 30: он выиграл сражения при Ягуачи, Айакучо и, конечно, при Пичинче и в начале XIX века освободил таким образом от испанских колонизаторов сразу несколько нынешних латиноамериканских республик, расположенных в Андах. Правда, уже в 35 на конной прогулке его застрелили никакие не испанцы, а заговорщики из своих.

В последние пару десятилетий свои убили здесь не только сукре-валюту Эквадора, но и пару других национальных денежных единиц. А именно: помимо Эквадора еще в Латинской Америке отменили свои валюты и перешли на доллар Панама-Панама и Эль-Сальвадор. Правда, в последнем случае есть интересные новости.

В конце презентации с летающими тарелками на сцене появился el presidente – сальвадорский президент. Его зовут Найиб Букеле. Он первым в мире объявил у себя в стране законным платежным средством и криптовалюту – биткоин. На этой неделе правительство Букеле заявил, что покупает еще 500 виртуальных монет. Правда, в эти же дни такой нередко хорошо информированный источник, как Business Insider, поведал, что так и не нашлось покупателей на деноминированные в биткоинах новые бонды, то есть ценные бумаги, Эль-Сальвадора.

Впрочем, при всей очевидной тяге молодого (40-летнего) сальвадорского президента к тому, что в шоу-бизнесе называется "перформансом" (и при всем скептическом отношении к его биткоин-инициативам со стороны и в МВФ, и инвесторов), одно очевидно: хотя бы и так сальвадорцы решили избавиться от монополии доллара. Впрочем, может, это каприз?

А что говорят те политики, кто постарше, из стран, что побольше? Среди них есть сейчас тот, кто бьет в настоящий финансовый набат. Как мы и предсказывали, в последнюю неделю о своих президентских амбициях в Бразилии теперь уже и формально объявил Луис Инасиу Лула да Силва: по всем опросам, самый популярный экс-глава бразильского государства за всю его историю и, между прочим, сооснователь БРИКС. И Лула немедленно внес в число предвыборных лозунгов такой, что разлетелся по всему континенту: "Мы восстановим отношения с остальной Латинской Америкой. А если того захочет Бог, мы создадим общую валюту Латинской Америки! Потому мы не хотим дальше зависеть от доллара".

В соцсетях это заявление распространяли с субтитрами: Лула говорил на своем бразильском португальском, в остальной Латинской Америке говорят на испанском, но идея оказалась настолько привлекательной для всех, что народ соорудил и субтитры.

Заявление вроде и короткое, но его надо объяснить. "Восстановить отношения с остальной Латинской Америкой". Это Лула – про те времена, когда он уже был президентом, и вместе с другими коллегами из левого лагеря (особенно с Уго Чавесом) они задумали создать UNASUR – Союз южноамериканских наций. Правда, когда в регионе пришло время "правой волны", этот союз был, по сути, похоронен.

Истинные политические гурманы вспомнят еще один сюжет. Боливарианский альянс для народов нашей Америки, который в начале века учредили самые-самые левые правительства региона. И в 2009 году на, как он был назван, социальном саммите альянса в боливийской Кочабамбе, облачившись в индейские одежды, президенты-единомышленники объявили об учреждении общего механизма расчетов, аббревиатура которого образовывала уже знакомое нам слово sucre.

Народу идея понравилась настолько, что в соцсетях за эту валюту стали выдавать существующие юбилейные монеты, а еще кто-то стал рисовать эскизы. На самом деле валюта была задумана все же виртуальной. Но в ней начались платежи. Однако... На сегодня альянс остался, хотя и усеченный, а вот общая валюта – все же нет. Для реального рынка та идея оказалась явно недоработанной.

И все же, во-первых, упрямые левые в Латинской Америке никуда не делись. Когда в последний месяц в Перу прошла серия митингов под девизом "Россия – да, янки – нет!", то ведь и там звучала тема про доллар.

"Что сейчас происходит? Доллар растет или падает? Друзья, он падает! А это – сигнал, что русские хорошо расположились, чтобы заставить доллар отступить", – говорили митингующие.

А, во-вторых, на этот раз на стороне левых и тот рыночный фактор, который выделяет агентство Bloomberg: о том, как с начала года к доллару укрепились сразу несколько валют стран Латинской Америки. Действительно, что же не платить друг другу своими деньгами? Для новой общей валюты уже и название придумали: SUR, то есть "Юг". Но что при этом говорят латиноамериканские правые - либералы из Аргентины?

- А что доллар? Он исчезнет?

- В мире или в Аргентине? – говорит Агустин Этчебарне, директор Исследовательского центра "Свобода и прогресс". – В Аргентине, мне кажется, все наоборот. Мы идем к доллару. Потому что мы уничтожили нашу собственную валюту.

Как уничтожили?! Между гигантскими Аргентиной и Бразилией есть в Южной Америке та вроде и небольшая страна, которая перекресток всего. Итак, на полпути между Аргентиной и Бразилией – уругвайсакий городок Минас (в переводе – "шахты").

Сориентироваться в центре любого латиноамериканского провинциального города довольно просто. Если за спиной у меня памятник национальному герою, как правило, на коне, то где-то должны быть полиция и главная местная церковь. Так и есть. Возвращаемся сюда. Что мы еще ищем глазами? Отделение банка, где оплачивают коммунальные платежи. Вот в той стороне еще главный клуб. Все просто. Но как бедным латиноамериканцам сейчас сориентироваться в том, что происходит на планете?

На планете "Латинская Америка", в стране-перекрестке Уругвай помнутся-помнутся, но могут принять наличными бразильские реалы, доллары США, свои уругвайские песо, а вот аргентинские – нет. Потому что непонятно, по какому курсу: в самой Аргентине курсов – два: официальный и "другой".

"Другой" – на пешеходной улице Флорида в Буэнос-Айресе. Воспользуемся выложенной в Интернете съемкой скрытой камерой. На улице расставлены кадки с деревцами. Вот так, "деревцами" (arbolitos), прозвали и тех, кто бесконечно окликают здесь прохожих одним только словом: "Cambio!" Это значит "обмен" или "поменяю". Поменяю нал по курсу почти в два раза выше официального. А дело в том, что в отличие от России в Аргентине (вроде бы и из лучших побуждений) антикризисные меры ввели не на недели-месяцы, а на годы. Следствия – налицо.

"У нас даже несколько курсов: официальный, свободный, а у официального – еще и несколько категорий. Один – если ты хочешь импортировать. Другой – если хочень экспортировать. Это невозможно объяснить. Это невозможно осознать. Это просто непонятно", – отметил Агустин Этчебарне.

Для понимания. Отстояв длинную очередь в банк, в Аргентине можно снять валюту со своего счета. Всего 200 долларов в месяц. Хотя вроде нет никаких санкций. Но почему же, как напоминает агентство Reuters, еще в июне 2019 года идею о валютном союзе даже с Аргентиной первым-то вообще выдвинул действующий правый (даже, как считается, ультраправый) президент Бразилии Болсонару? Что же уже давно объединяет в Латинской Америке всех вне зависимости от абстракций?

"На международном уровне у доллара – очевидные проблемы. На мой взгляд, вот уже 20 лет, как Федеральная резервная система США ведет неправильную политику. И, конечно, то, какие США вводят меры против России на фоне войны, пробуждает интерес доброй полсотни стран к альтернативным типам развития", – подчеркнул Агустин Этчебарне.

Как мы увидели до этого в лозунге, который на первые полосы вновь сейчас вынес Лула (отказаться от доллара в пользу своей общей валюты), хватает подводных камней. Но новая динамика, в новых реалиях очевидна.

Подписывайтесь на наши страницы в соцсетях. "Смотрим"Telegram и Яндекс.Дзен, Вести.Ru – Одноклассники, ВКонтакте, Яндекс.Дзен и Telegram.