Лишиться нейтралитета: Финляндия вспомнила о бомбоубежищах

Сотни репортажей на заданную тему – "Русские идут!" А значит, шведам надо держать ухо в остро, а лучше срочно бежать и стучаться в двери НАТО. И хотя на горизонте вот уже 200 лет никого, можно включить и воображение. В конце концов если покопаться в истории, что теперь активно и делают, то можно обнаружить, что во время русско-шведской войны аж в 1808 году русские войска на месяц захватили шведский остров Готланд на Балтике. Следует вывод: вот она – угроза сегодня.

"Если Швеция присоединится к НАТО, Москва может вооружить свои комплексы "Искандер" ядерными боеголовками в российском анклаве Калининграде. Ходят слухи, что Россия хочет захватить остров Готланд и поставить там ракеты С-400, чтобы контролировать весь Балтийский регион", – пишут западные СМИ. Для населения уже даже выпустили памятки, как себя вести в случае войны.

В медиапространстве Финляндии – свои страшилки – это общая граница с Россией протяженностью более тысячи километров. И хотя десятилетиями она была едва ли не самой спокойной границей в мире, эфир заполонили кадры из финских бомбоубежищ. Часть из них, чтобы избежать откровенного простоя, используют как развлекательные и спортивные центры. Вот даже подземный бассейн соорудили. Но теперь якобы из-за Украины все в тревоге готовы сливать воду.

И хотя ничто не нарушает прежнее течение жизни – как тут не качнуться общественному мнению – меньшинство желающих вступить в НАТО вдруг превратилось в большинство.

"У нас такой ужасный сосед на востоке, что у нас нет другого выбора – только присоединиться к НАТО", – говорят местные жители.

Иного мнения будто и нет. Хотя отношения Москвы и Хельсинки со времен подписния в апреле 1948 года договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи с СССР считались чуть ли не образцовыми. Этот внешнеполитический курс в Финляндии называли по имени двух послевоенных президентов страны – линией Паасикиви и Кеекконена.

"Будущий президент Финляндии Кекконен выступил в декабре 1943 года в Швеции с открытой лекцией. Он сказал, что не в интересах Финляндии быть форпостом Запада на границах с Советским Союзом. Кекконен же в свое время говорил о том, что друзей надо иметь как можно ближе к своим границам, а врагов – как можно дальше от своих границ. Вот эти мысли, которые легли в основу восточной внешней политики Финляндии, они осуществлялись, финны от этого получили очень большие дивиденды", – отметил Барышников Владимир, заведующий кафедрой истории Нового и новейшего времени Института истории Санкт-Петербургский государственный университет.

Ледоколов различных классов по заказу СССР финские верфи построят более двух десятков, а еще исследовательские суда, среди которых знаменитый "Академик Мстислав Келдыш" с уникальными глубоководными аппаратами "Мир" – тоже кстати финского производства. Техника для лесозаготовки. Союз, в свою очередь, построил первую в Финляндии атомную электростанцию – "Ловииса" на острове Хястхолмен, поставлял доменные печи для финских металлургических комбинатов и разрабатывал электровозы.

Такая близкая, но все же капиталистическая заграница, которую за железным занавесом даже можно было попробовать на вкус: финский плавленный сыр Viola впервые попал в СССР в 1956 году, считался почти деликатесом, а о загадочной улыбающейся финской блондинке с упаковки затем даже слагали шуточные песни.

После провала в 90-е новый импульс отношения получили в 2000-е. Десятки новых проектов, в том числе в энергетике. И, как и прежде, никаких угроз для безопасности Финляндии. Однако тема вступления страны в НАТО, тем не менее, возникла еще 6 лет назад, и тогда же Владимир Путин предупреждал о последствиях такого шага: "Представьте себе, что Финляндия вступит в НАТО. Это значит, что финские войска уже перестанут быть независимыми, суверенными в полном смысле этого слова, они станут частью военной инфраструктуры НАТО, которая в одночасье окажется на границах Российской Федерации. Мы, безусловно, дорожим нейтральным статусом Финляндии, с уважением к этому относимся, но не нам решать этот вопрос. Перефразируя высказывание одного из моих финских друзей, мог бы сказать, что организация НАТО, наверное, с удовольствием бы воевала с Россией до последнего финского солдата. Вам это нужно? Нам – нет, мы не хотим, а вы сами решайте, что вам нужно".

И вот в эту субботу президент Финляндии позвонил Путину и сообщил, что страна намерена подать заявку на вступление в НАТО. Российский лидер подчеркнул, что отказ от традиционной политики военного нейтралитета был бы ошибочным, поскольку никаких угроз безопасности Финляндии не существует.

Одновременно с Финляндией лишиться военного нейтралитета собралась и соседняя Швеция, которая и вовсе сохраняла его более двухсот лет, со времен Наполеона. Стране удалось избежать участия и в Первой, и во Второй мировой войнах. Старший советник нашей дипмиссии в Швеции, которую тогда возглавляла легендарная Александра Колонтай, будущий заместитель министра иностранных дел СССР Владимир Семенов вспоминал об этом так: "Нейтралитет Швеции имел для нас важное значение, позволяя держать меньшее количество войск на периферии заморской границы Швеции и на советско-финляндском фронте. Швеция в годы войны была одной из немногих нейтральных стран, а Стокгольм называли "маленьким городом с большими интригами". Важно было иметь информацию не только о положении в Швеции, но и о планах и намерениях вражеской коалиции и воюющих сторон. Решать эти вопросы помогали широкие знакомства посла в самых разных кругах шведского общества – от дворцовых до леворадикальных. Это были высокопоставленные лица, а порой и малозаметные, например, личный врач короля или журналист с выходом на нужные сферы".

После Второй мировой шведский министр иностранных дел страны Эстен Унден сформулировал концепцию внешней политики страны так: "свобода от союзов в мирное время с целью сохранения нейтралитета в случае войны". Время показало, что это оптимальное решение в контексте всего региона Северной Европы.

"Это называлось "северный баланс". То есть в центре – нейтральная Швеция, граничит с Советским Союзом Финляндия, которая вела свою политику в послевоенное время на основе договора о дружбе. А с другой стороны, с западной, была Норвегия, которая в 1949 году вступила в НАТО. Вот этот северный баланс, он был стабилизирующим фактором в рамках глобального противостояния двух сверхдержав. Но после того, как Советский Союз распался и мир стал однополярным, началась "эрозия" этого самого нейтралитета", – подчеркнул Алексей Комаров, руководитель Центра истории Северной Европы и Балтии Института всеобщей истории РАН.

Теперь же – радикальная смена курса. И без принятых в таких случаях процедур прямой демократии. Когда Швеция решала куда менее значительный вопрос – переходить ли на правостороннее автомобильное движение – в 1955 году проводили референдум. Теперь же вступать в НАТО и тем самым отказаться от военного нейтралитета, который за сотни лет стал даже элементом шведской идентичности, оказалось можно, просто опираясь на данные текущих соцопросов. Как и в Финляндии, где говорят, что все изменила ситуация на Украине.

"Говорить они могут все что угодно. Но обработка двух этих государств началась даже задолго до 2014 года. Соединенные Штаты Америки еще в начале нулевых поняли значение Арктического региона и решили любой ценой два нейтральных государства Финляндию и Швецию сделать своими союзниками в рамках НАТО для того, чтобы обеспечить свое военное присутствие в зоне Арктики. Это было главным побудительным таким стимулом для того, чтобы втягивать Финляндию и Швецию в свой агрессивный военный антироссийский блок. И Украина сейчас используется в информационном пространстве. Была бы не Украина, что-нибудь еще бы придумали", – уверен сенатор Константин Косачев.

Последствия неизбежны, ведь за пять волн расширения закономерность уже сложилась: чем больше в Европе НАТО, тем меньше на континенте безопасности.

Подписывайтесь на наши страницы в соцсетях. "Смотрим"Telegram и Яндекс.Дзен, Вести.Ru – Одноклассники, ВКонтакте, Яндекс.Дзен и Telegram.