Тема:

Спецоперация России 31 минута назад

ВСУ и наемников ждет по-настоящему жаркий прием

Военкоры ВГТРК – из зоны боевых действий. Что происходит на передовой?

Запорожье. Зона СВО особого внимания. Наша эшелонированная оборона. Здесь ждут наступления украинской армии.

Каховское водохранилище. Запорожская АЭС. Семен Шарапов – замполит обороняющегося здесь полка Минобороны России – бывший военный.

- Залетают они сюда? На коптерах или на чем-то?

- Коптеры бывают, – рассказывает Шарапов.

- Как-то боретесь?

- Боремся. Противодронные ружья.

- Боитесь, что здесь высадка будет?

- Нет. Не боимся. Опасаемся.

- А в чем отличие?

- Страх – это одно, человек от страха перестает контролировать себя, паника начинается. А опасение – это нормальное чувство здорового человека, который, предвидя какие-то обстоятельства, заранее готовится.

Каждый метр вокруг Запорожской АЭС – под тщательным контролем. Все ребята – из Росгвардии. Несут службу на КПП. Запорожская атомная электростанция – самая крупная в Европе. Шесть реакторов и шесть энергоблоков.

"Огромные две выбоины были на крыше спецкорпуса номер два. Под одной из выбоин находилось свежее ядерное топливо, а в другом конце – уже отработанные отходы. Радиоактивные. Скорее, эта станция выжила вопреки, чем по логике. Беда здесь могла произойти в любой момент", – говорит Ренат Карчаа – советник генерального директора концерна "Росэнергоатом".

Военные химики показывают, как они следят за радиационной безопасностью.

Прямо у станции – город Энергодар, тоже особая территория.

"Совсем недавно нас посещала делегация мэров городов Росатома. Они посмотрели на всю ситуацию, делились опытом, мы наладили взаимосвязь. Работа ведется очень серьезная. Понятное дело, что необходимо время, но мы приложим все усилия выйти на уровень городов Росатома в России", – отметил Эдуард Сеновоз – глава военно-гражданской администрации Энергодара.

По всему Запорожью – контрольно-пропускные пункты. Чем ближе к линии фронта, тем больше. Ребята из башкирского полка проверяют транспорт. Командир полка – тоже из военных пенсионеров, бывший фермер, ныне – опять полковник.

Маленький домик, под которым огромный командный пункт. Оборона Запорожья, как слоеный пирог, – сплошные траншеи опорных пунктов. Каждый метр берега Днепра и Каховского водохранилища – под присмотром. Работа по оборудованию обороны Запорожья, Херсонской области, Крымского направления продолжается. Люди готовы к бою.

* * *

По дороге к Угледару останавливаемся, чтобы снять сразу несколько групп боевых вертолетов, которые на полной скорости приближаются к линии соприкосновения. Работающие на окраинах Угледара морские пехотинцы Тихоокеанского флота подкрепление экстренно запросили около полудня. БМП с пехотой движутся в сторону Южных дач на полном ходу, предварительно выставив дымовую завесу.

Один за другим на город заходят сразу три пары фронтовых штурмовиков Су-25. Удар наносят по целям, координаты которых передали разведгруппы морских пехотинцев Тихоокеанского флота. Практически над линией соприкосновения штурмовики делают "горку" и выпускаю ракеты. Отработав, разворачиваются. Чтобы избежать поражения с земли, отстреливают тепловые ловушки и набирают максимальную скорость.

Сразу после авиаудара окопы противника занимают штурмовые группы морпехов и мотострелков из Восточного военного округа. В окопах — тела украинских военных. Их в ходе специальной процедуры, конечно, предстоит передать стороне противника.

Артиллерия Восточного военного округа между тем наносит удары по позициям ВСУ глубоко за линией соприкосновения высокоточными корректируемыми снарядами "Краснополь". Вероятность попадания в заданную точку близка к единице. Снаряд собирают всего из двух частей непосредственно перед применением. Сегодня своей работой артиллеристы Восточного военного округа помогают работающим в Южных дачах морским пехотинцам занять более выгодные рубежи на Угледарском направлении. Выстрел произведен. Через считаные секунды заработает реактивный двигатель – "Краснополь" пойдет точно к намеченной цели

На подготовку беспилотника к полету уходит несколько минут. Летательный аппарат ближнего радиуса действия работает непосредственно над линией соприкосновения. Вот первая цель. Пикап противника перемещается вдоль линии соприкосновения около Южных дач на окраине Угледара. Координаты передаются без промедления. Артиллерия Восточного военного округа сразу наносит и второй удар. Оператор беспилотника подтверждает поражение цели.

Бригада зенитных ракетных комплексов "Бук" прикрывает штурмовые группы морских пехотинцев-дальневосточников от атак с воздуха. Эта батарея работает на Южнодонецком направлении. Машины находятся на постоянном дежурстве и перемешаются вдоль линии соприкосновения в зависимости от поставленной задачи. Совместная боевая работа Воздушно-космических сил, артиллеристов и морских пехотинцев здесь, на окраинах Угледара, не прекращается ни днем, ни ночью.

* * *

Если Каховская ГЭС – это крепость, то он в ней "Граф". Такой позывной он получил еще в Рязанском десантном училище. Со службы ушел много лет назад старшим лейтенантом. Сейчас – 54 года, звание все то же, но он здесь комендант. Ежедневно Граф делает обход по позициям и осматривает техническое состояние станции – на Каховской ГЭС гражданских специалистов нет, только российские военные.

"Индикаторы показывают рабочую норму генераторов, насосных станций и различных резервных подключений данной ГЭС. Я на протяжении 10 лет отработал в "МРСК Северного Кавказа", поэтому энергетика для меня – очень близкая тема", – рассказывает Граф.

Из шести турбин сейчас работает лишь одна. Обеспечивает электричеством саму станцию, не более, рассказывает Граф. Он здесь и ведущий инженер, и главный защитник. В подчинении такие же мобилизованные – его земляки из Ставропольского и Краснодарского краев.

"Фара" сегодня – дозорный на автомобильном мосту через Днепр. Дамба взорвана – украинской тяжелой технике не пройти, но были попытки прорыва небольшими отрядами. Напарник Фары – боец с позывным Начфин. "Я – программист. Работал в государственных организациях в основном. Повестку принесли на работу, и я уехал на следующий день", – говорит военный.

Разговариваем недолго, ведь это так называемый "ноль" – в случае прорыва здесь враг будет раньше всего.

Самая крайняя позиция на Каховской ГЭС. Отсюда хорошо видна автомобильная дорога, которая ведет на противоположный берег. До него – 700 метров. Самая "рабочая" дистанция для снайперов. Бьют из крупнокалиберных винтовок, а также из минометов. За полгода тяжелой обороны на фасаде ГЭС осталось лишь три буквы, а главный витраж машинного зала пришлось заделать несколькими слоями железных листов. Но и их пробивают пули и осколки.

Украинского снайпера, который в прямом смысле не давал нашим бойцам поднять голову, ликвидировали несколько дней назад. Вот опорный пункт ВСУ в административной здании на правом берегу Днепра. В окнах – двое – снайпер и наводчик. Удар ПТУРа не оставил им никаких шансов. С правого берега Днепра в Каховскую ГЭС тоже летят снаряды, но куда мощнее. В советское время строили на совесть. Еще в августе прошлого года один из снарядов системы HIMARS угодил в задвижку – ее искорежило, выдвинуло, но она по-прежнему удерживает мощный напор воды.

Все взрывы пока за пределами самой станции. Внутри, прямо в машинном зале, наши бойцы организовали полевую кухню. Время обеда – и на большом столе появляются тарелки. Суп с макаронами – на первое, солдатская каша – на второе и, конечно, компот. Граф как командир обедает позже всех.

Обход станции продолжается – идем на крышу. Самое опасное место – хорошо просматривается с правого берега Днепра. Как бы ни хотели украинские военные пробить крышу машинного зала, но это у них не получается. Здание, построенное почти 70 лет назад, стоит как монолит. Тут же находим уцелевшую часть снаряда. Возможно, сохранился серийный номер. Рассматривать нет времени – Граф уносит болванку с собой.

Зашипела рация. Наша прогулка по крыше не осталась незамеченной. Правый берег Днепра пришел в движение. Гарнизон Каховской ГЭС работает на опережение. Это одна из многих огневых позиций вокруг Каховской ГЭС. Миномет собирается меньше чем за минуту. Координаты цели получены, мина летит на правый берег. Квадрокоптер фиксирует попадание. Одно, второе... Миномет разбирается так же быстро. Повсюду вокруг – воронки, ответный удар может последовать через несколько минут.

Покидаем Каховскую ГЭС так же быстро, как и приехали, потому что дорога и вся прилегающая территория пристреливаются противником. Едем на максимально возможной скорости на позиции 205-й отдельной мотострелковой бригады у самого берега Днепра. Они на километры растянулись по обе стороны Каховской ГЭС. Окопы, блиндажи, траншеи – сооружение оборонительных укреплений ведется без остановки уже несколько месяцев.

Вечером в блиндажах по всему берегу Днепра растапливают печки-буржуйки. Здесь под несколькими накатами бревен бойцы спят. Сухо, тепло и почти не слышно взрывов снарядов. Ночью над Днепром – артиллерийские дуэли. ВСУ и наемники в контрнаступление не спешат. Знают, что на левом берегу их ждет по-настоящему жаркий прием.

* * *

Позади тысячи километров. И вот граница пройдена. Теперь – финальный бросок. Из Франкфурта-на-Майне в Донецк Николай Фаст везет очередной гуманитарный груз. Главный вопрос: зачем? "Мы, русские, всегда всем помогаем, у нас решение было приехать, помочь", – рассказывает волонтер.

Николай – этнический немец. Родился на Алтае, в конце 80-х, будучи еще ребенком, оказался в Германии. Говорит, смотреть спокойно на то, что происходит в Донбассе, не смог. В республиканский госпиталь он вместе с другом Сергеем, тоже жителем Германии, привезли медикаменты, коляски для перевозки раненых и детские письма. Сладости, бытовая химия, но главное – коляски. Груз несколько месяцев простоял на границе в Польше, и, наконец, все доставили в Донецк. Коляски тут же распределяют по отделениям. В хирургии – десятки пациентов, которым прямо сейчас требуется реабилитация.

В больничных палатах – раненые бойцы, только с линии фронта. Штурмом взяли опорный пункт противника под Авдеевкой.

- Человек из Германии приехал, не вызывает удивления?

- Россия нигде не заканчивается. Где говорят по-русски, там и Россия, – отмечает Дмитрий Степанюк, врач-хирург.

Он сначала помогал самостоятельно. Затем об этом узнали его знакомые. Чтобы быть на связи, создал группы в соцсетях и мессенджерах. Дальше заработало сарафанное радио. Сегодня ему помогают тысячи неравнодушных человек со всей Германии. В Германии у него остались дети, мама и братья. Вернуться обратно не может – грозит реальный тюремный срок. Как и Сергею, который тоже оставил семью в Европе.

"Можно в тюрьму попасть, потому что сейчас всех наказывают, кто помогает России. Не мог на это смотреть, так как Европа вся встала против России", – признается волонтер Сергей Клюев.

Тех, для кого помощь другим – это норма, в Донбассе много. Волонтеры развозят продукты жителям прифронтовых районов, появляются и в воинских частях.

Хирург Бадма Башанкаев, зампредседателя комитета Госдумы по охране здоровья, сменил чиновничий кабинет на передовую. Служит хирургом в Донецке в качестве добровольца. Очередной выезд фронт – каждому бойцу передают профессиональную тактическую аптечку.

Курсы тактической медицины для мобилизованных. Как оказать первую помощь в полевых условиях и предотвратить тяжелые осложнения. Основные приемы доводят до автоматизма. Каждый такой выезд – настоящий подвиг. На передовой люди разного возраста, разных профессий и национальностей, но общих человеческих ценностей. Вот мобилизованные из Южного федерального округа проходят боевое слаживание. Условия, максимально приближенные к боевым, работает штурмовая группа, оттачивает навыки ведения городского боя. Из тех, кто недавно взял в руки оружие, готовят профессионалов.

"Тактическая подготовка, реальные действия, к чему готовиться. Они реально меняются. Какая-то правда в глазах появляется, правда здесь вся", – сказал заместитель командир полка.

О правде размышляет и волонтер из Германии. В ближайшее время он собирается привезти новую гуманитарную помощь.

- Когда все закончится, что будете делать?

- Скорее всего, сделаю русское подданство. Мой дом – Россия, – говорит Николай Фаст.

И в этом весь Донбасс. В том, что все будет хорошо, здесь никто не сомневается.