"Была толстенькая и близорукая": Немоляева объяснила свои неудачи в кино

Светлана Немоляева рассказала о своих сложностях в карьере в новом выпуске передачи "Судьба человека с Борисом Корчевниковым". Знаменитая актриса объяснила, почему сыграла мало главных ролей в кино.

Как-то Светлана Немоляева призналась, что Эльдар Рязанов восемь раз пробовал ее на роль Нади в легендарной "Иронии судьбы, или С легким паром". Но она не справилась с волнением, и роль досталась Барбаре Брыльской. Зато Рязанов снял Немоляеву в фильме "Гараж", для которого собрал лучших советских актеров. Оказалось, карьере актрисы мешало не только волнение.

"Обычно актрисы начинают свою жизнь смолоду, а у меня киношная эпопея началась в далеко не свежем возрасте, не в молодом, как говорил Пушкин. Я была толстенькая, с очень незамысловатым выражением лица и еще очень близорукая, я очень плохо видела. В театре я как рыба в воде, как кошка в темноте ориентировалась. В театре это было не страшно. А в кино мне это всегда мешало. Знаете, как всегда, оператор нарисует тебе черту, на которую надо встать, и я шла на свою мизансцену, наступала ногой: куда? где? Это все мне очень мешало, и моя близорукость, и неопытность", – рассказала она.

Спасли Светлану Немоляеву... линзы. Если бы они появились у актрисы раньше, она, возможно, сыграла бы главную роль в легендарном фильме "Ирония судьбы, или С легким паром".

"Когда я первый раз надела линзы, они появились, и я стала все видеть, то один из наших актеров, Женя Лазарев, Сашин однофамилец, и у нас была мизансцена: он далеко-далеко стоял, а я наверху, я девочку немецкую играла, Ингу. Я с ним общалась, и раньше я – знаете, как человек, когда не видит, я разговаривала и могла смотреть, вот как с вами, не в глаза, а наверх куда-то, или в ухо, или вниз. Потому что я не вижу, у меня все расплывчато. И вдруг я ему попадаю точно глаза в глаза. И он был настолько потрясен, что влетел ко мне в грим-уборную в антракте и заорал: "Светка! Ты что, видишь? Ты видишь?!" Я говорю: "Да, вижу". Это линзы первый раз появились. Это был 70 с чем-то год. Но когда я пробовалась в "Служебный роман", тогда линзы уже появились, а когда я пробовалась к Рязанову в "Иронию судьбы", тогда линз не было, и я с треском провалилась. Он действительно хотел меня снимать, очень хотел снимать. И у меня было восемь проб. И после восьмой пробы он сказал: "Света, можно хуже, но трудно", – вспомнила Немоляева.

Еще больше интересных новостей – в нашем Instagram (запрещена в РФ) и Telegram-канале @smotrim_ru